В рпц молитвы с католиками проводят

Полное описание: В рпц молитвы с католиками проводят - для наших любимых читателей.

Можно ли молиться вместе с католиками?

Многие православные люди участвуют в общих мероприятиях с католиками: обсуждают актуальные проблемы общества, обмениваются опытом социальной работы. Такие межконфессиональные мероприятия часто начинаются и заканчиваются общей молитвой. Но ведь церковные правила запрещают молиться с инославными! В чем смысл такого запрета, не устарел ли он? На эти вопросы корреспонденту «Нескучного сада» ответил клирик кафедрального собора иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» города Сан-Франциско протоиерей Петр Перекрестов.

– Отец Петр, канонический запрет молиться с инославными относится только к молитвам на богослужении?

– Церковные каноны запрещают не только молиться с еретиками, но и входить в их храмы, трапезничать с ними, вместе мыться в бане и даже лечиться у них. Надо учесть, что в первые века, когда эти каноны были приняты, все еретики были людьми знающими, убежденными, шли против христианского учения не по невежеству, а из гордости. И врачи не только осматривали пациента и назначали лечение, но и молились и долго беседовали, тема веры была в то время актуальна. То есть на приеме у врача-еретика пациент неизбежно познакомился бы с его ересью. Для неискушенного в богословии человека это соблазн. То же самое в бане – там не только мылись, но много времени проводили в беседах. Каноническое правило актуально и в наши дни, просто жизнь изменилась. В секулярном мире мало говорят о религии, вероятность религиозных диспутов в бане или на приеме у врача почти нулевая. Но если применить этот запрет к сегодняшней жизни, то я убежден, что неподготовленному человеку, плохо знающему нашу веру, нельзя долго беседовать с сектантами, тем более впускать их в дом на чашку чая (а многие сектанты – иеговисты, мормоны – ходят с проповедью по домам). Соблазнительно это, неполезно и опасно для души.

Некоторые считают, что запрет на совместную молитву относится только к богослужению, а в начале какого-то общего собрания помолиться можно. Я так не думаю. «Литургия» с древнегреческого переводится как «общее дело». Молитва на литургии – не частная молитва каждого прихожанина, это молитва общая, когда все молятся едиными устами, единым сердцем и единой верой. И для православного любая общая молитва имеет какой-то литургический смысл. Иначе в ней нет силы. Как можно молиться с человеком, если он не почитает Божию Матерь и святых?

– В современном секулярном мире представители не только других конфессий, но и других религий воспринимаются скорее как союзники по отношению к абортам, эвтаназии, другим явлениям. Казалось бы, что плохого, если они вместе помолятся?

– На Западе сейчас доминирует идея, что нет ничего важного, непреодолимого. То есть у вас своя вера, у меня своя, и лишь бы мы друг другу не мешали. Мешать, конечно, не надо, и мы должны любить всех людей, уважать их чувства. Мне приходилось бывать на отпеваниях католиков – родственников наших прихожан. Я там присутствовал из уважения к покойнику и его семье, но не молился за богослужением. О каждом из этих людей я могу помолиться келейно, как молюсь каждый день о моей бабушке-католичке: «Господи, помилуй рабу Твою». А потом уже «Упокой, Господи…» и по-православному поминаю всех моих православных родственников. Но по этой бабушке я не могу служить панихиду, вынимать за нее частички на проскомидии. Церковная молитва – молитва за членов Церкви. Бабушка знала о Православии, сделала свой выбор, надо его уважать, а не притворяться, что она была православной. Молитва – это любовь, но любовь должна помогать. Допустим на минуту, что наша церковная молитва об упокоении инославных, иноверцев и неверующих услышана Богом. Тогда по логике все они должны предстать перед Судом Божьим как православные. А они не понимали или не хотели понимать Православия. Мы им только навредим такой «любовью».

Пример подлинно христианской любви к неправославным людям показал святитель Иоанн (Максимович) – я составил книгу о нем, недавно вышедшую в Москве. Он часто посещал больницы, в которых лежали инославные и иноверные. Владыка вставал на колени и молился за каждого больного. Не знаю, может быть, кто-то из них молился вместе с ним. Это была действенная молитва – исцелялись евреи, мусульмане, китайцы. Но это не называется, что он молился с инославными. А когда на приходе он увидел, что в метрическую книгу вписали одним из крестных католика, издал указ, чтобы из всех метрических книг вычеркнули имена инославных восприемников. Потому что это нонсенс – как может ручаться за воспитание крещаемого в православной вере неправославный человек?

– Но разве плохо перед общей трапезой с католиком вместе прочитать «Отче наш»?

– Вместе заседаем, обсуждаем вопросы, обмениваемся опытом социальной работы и одновременно считаем их еретиками?

– Православные люди в России очень любят произведения Клайва Стейплза Льюиса. Англиканина. Его книги продаются во многих православных храмах, и они, действительно, по духу очень близки Православию. Неужели, если бы сегодня Льюис был жив и приехал в Россию, православные отказали бы ему в совместной молитве?

– Я сам очень люблю Льюиса, а у моей матушки это просто любимый писатель. Его книги – замечательный мостик от чисто земного, секулярного восприятия жизни к духовному. Нельзя сразу давать неподготовленным людям – духовным младенцам – твердую пищу. Без подготовки они святых отцов просто не поймут. И трудно представить для новоначальных литературу лучше книг Льюиса. Но мы с матушкой убеждены, что, живи Льюис в наше время, он бы перешел в Православие (в его время в Англии это было очень сложно, означало отказ от своих предков, семьи). Если бы ему с любовью объяснили, почему не могут вместе с ним молиться. А если бы сказали, что никакой разницы нет, он почти православный, можно молиться, зачем ему было бы переходить в Православие?

Читайте так же:  Молитва Ангел моего дня рождения

Замечательный пример есть в Евангелии – беседа Христа с самарянкой. Он ее спрашивал, она отвечала, наверное, Спаситель молился и до встречи, и во время беседы, не знаю, молилась ли она, но общей молитвы не было. А после беседы она обратилась, побежала рассказывать всем, что встретила Мессию! Самаряне тогда для евреев были еретики. Надо открывать свою веру, ее красоту, истинность, можно и нужно молиться за каждого человека, но общая молитва с человеком другой веры только введет этого человека в заблуждение. Именно поэтому от нее надо воздерживаться.

Беседовал Леонид Виноградов

Протоиерей Петр ПЕРЕКРЕСТОВ родился в 1956 году в Монреале. Отец его был сыном белого офицера, мать эмигрировала из СССР. С детства прислуживал в храме, учился в церковно-приходской школе. Окончил Троицкую семинарию в Джорданвиле, в магистратуре занимался русским языком и литературой, служил диаконом в Торонто. В 1980 году рукоположен во священники и переехал в Сан-Франциско. Клирик храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость».

О молитвенном общении с инославными с канонической точки зрения

Запрещение общей молитвы с еретиками под угрозой отлучения от церковного общения или извержения из сана содержится в 45 Апост. правиле:

«Епископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся токмо, да будет отлучен. Аще же позволит им действовать что-либо, яко служителям церкви – да будет извержен».

46 Апост. правило гласит:

«Епископа, или пресвитера, приявших крещение или жертву еретиков, извергати повелеваем. Кое бо согласие Христови с велиаром, или кая часть часть верному с неверными».

Отцы Лаодикийского Собора в 6 правиле повелевают:

«Не попускати еретикам, коснеющим в ереси, входити в дом Божий».

Авторитетный православный канонист епископ Никодим (Милаш) в своем толковании на 45 Апостольское правило относительно самого понятия «еретик» делает ссылку на 1 правило Василия Великого. По терминологии св. Василия Великого еретики – это те, кто расходятся с Православным вероучением в основных догматах; св. Василий Великий называет еретиками манихеев, валентиниан, маркионитов и подобных им – кого он предписывает принимать в Церковь чрез крещение; тем самым признается недействительным крещение, полученное ими в их еретических обществах. Принадлежащих к иным сообществам, отделившимся от Православной Церкви, св. Василий Великий обозначает как раскольников или самочинников, предусматривая в качестве чиноприема для первых миропомазание, а для вторых (самочинников) – покаяние.

Если сопоставить терминологию 1 правила Василия Великого с содержанием 95 правила Трулльского Собора, который суммировал правотворчество Древней Церкви по вопросу о приеме еретиков и раскольников, то окажется, что несториане и монофизиты (первые по буквальному смыслу правила, а вторые по контексту), принимаемые в Православную Церковь через покаяние, по третьему чину, в том смысле слова «еретик», в каком его использует св. Василий Великий в своем 1 правиле, еретиками не являются.

Хотя нельзя не отметить и то, что понятия «еретик» и «ересь» как в авторитетных древних текстах, так и в позднейшей христианской литературе употребляются в разных смыслах, обозначая в одной терминологической системе лишь фундаментальное искажение веры и приверженцев учений, искажающих веру в самых ее основах, а в другой – всякое догматическое заблуждение. В том же 95 правиле Трулльского Собора говорится, что несториан следует принимать по 3 чину, так, как предписывал св. Василий принимать самочинников, и в то же время условием их приема ставится «предание анафеме ереси своей, и Нестория, и Евтихия, и Диоскора, и Севира».

И все-таки, если следовать в истолковании 45 правила за епископом Никодимом Милашом, за его отсылкой к толкованию 1 правила Василия Великого, то окажется, что еретики, с которыми воспрещается общая молитва – это те, кого мы принимаем в Церковь чрез крещение, иными словами, применительно к современной практике – адвентисты, иеговисты, молокане и приверженцы новейших сект, а в последнее время обыкновенно называемых тоталитарными, с которыми общих молитв в практике нашей Церкви действительно нет.

Но есть и иные каноны, которые касаются общения в молитве с отделившимися от Церкви. Так, 10 Апостольское правило гласит:

«Аще кто с отлученным от общения церковного помолится, хотя бы то было в доме: таковый да будет отлучен».

Наконец, в каноническом корпусе Православной Церкви есть еще 33 правило Лаодикийского собора, которое уже несомненно относится не только к молитвенному общению с еретиками или лицами, персонально отлученными от церковного общения, но ко всем вообще раскольникам:

«Не подобает молиться с еретиком или отщепенцем».

В подлиннике употреблено слово, обозначающее схизматика, раскольника. Но особенность этого правила в том, что в нем не содержится упоминание о санкции против нарушителя; сказано только «не подобает», но не сказано под угрозой какого прещения «не подобает». Таким образом правило носит скорее рекомендательный, чем строго юридический характер, в отличие от правил, воспрещающих молитвенное общение с еретиками и отлученными от общения, за что каноны предусматривают отлучение. Вероятно, отсутствие упоминания о санкции в этом правиле не случайно; и это обстоятельство дает основание полагать, что с канонической точки зрения молиться с еретиками и отлученными (при сопоставлении с 33 правилом Лаодикийского собора такая интерпретация 10 Апостольского правила представляется более конечной), с одной стороны, и с отщепенцами, или схизматиками, – с другой – это не одно и то же, хотя по мысли отцов Лаодикийского собора все-таки и со схизматиками, раскольниками «молиться не подобает».

Почему? Вероятно, по той же причине, по каковой не следует молиться с еретиками. Епископ Никодим (Милаш) в толковании 45 Апостольского правила ссылается на русского канониста архимандрита (позже епископа) Иоанна (Соколова) и пишет: «Весьма мудро замечает архимандрит Иоанн в толковании этого правила, говоря, что правила стремятся не только к их охранению православных от заразы еретическим духом, но и к охранению их от индифферентизма к вере и к Православной Церкви, который легко может возникнуть при близком общении с еретиками в делах веры». Толкование вполне убедительно. Стремлением противодействовать религиозному индифферентизму руководствовались, несомненно, и Отцы Лаодикийского Собора, издавая 33 правило.

Читайте так же:  Золотые кольца с молитвой православные

Какие выводы можно сделать из канонов, процитированных здесь, применительно к современной практике? Очевидно, и ныне должно оставаться недопустимым молитвенное общение с еретиками в том смысле, в каком этот термин употребляет Василий Великий в своем 1 правиле (то есть иеговистами, приверженцами Богородичного центра, и подобными им), а также с лицами, подвергшимися отлучению лично, что, вероятно, целесообразно распространить и на всех схизматиков, персонально участвовавших в учении расколов.

Евхаристическое общение недопустимо со всеми вообще, кто не принадлежит к канонической Православной Церкви, потому что евхаристическое общение собственно и является самым полным выражением единства церковного, при наличии которого разногласия по вопросам церковно-административным и даже частичным богословским не в состоянии повредить единство церковное, пока они не приведут к разрыву общения.

Что же касается молитвенного общения с инославными, которые присоединяются к Православной Церкви по 2 и 3 чину, то есть теми, кто принадлежит Католической, Старокатолической, протестантским, нехалкидонским, старообрядческим Церквам; то, по мысли, лежащей в основе канонов, молитвенное общение с ними предосудительно в той мере, в какой оно способно породить или питать религиозный индифферентизм или, добавим, вводить в соблазн верных.

При этом следует учитывать и такие обстоятельства. В условиях современной жизни, когда Православная Церковь, с одной стороны, существует не в катакомбах, а вполне легально и в то же время в большинстве государств от государства отделена, нет ни возможности, ни, очевидно, большого смысла в том, чтобы заграждать вхождение в православный храм, даже во время богослужения каким бы то ни было лицам, в том числе неверующим, иноверцам. Было бы противоестественно и неразумно искусственным образом не впускать в храм инославных христиан или препятствовать им молиться в храме вместе с православными. Православные паломники с древних пор посещали неправославные, в частности, католические храмы, где хранятся православные святыни – храм святителя Николая в Бари, собор св. Петра в Риме и множество других католических церквей Рима. Присутствие православных в таких храмах во время католического богослужения при этом не представляется чем-то скандальным и выявляющим религиозный индифферентизм.

Что безусловно предосудительно и соблазняет многих – это участие в экуменических богослужениях, составленных по особому чину, который не идентичен чинопоследованиям, применяемым в самой Православной Церкви. Само существование таких особых экуменических богослужений способно вызвать подозрение, что ВСЦ или иные экуменические организации – это не форумы для встреч представителей разных Христианских Церквей, способствующие поискам ими церковного единства, а что ВСЦ уже в наличном своем состоянии несет в себе некие элементы церковности, является квази-«церковью», с чем невозможно согласиться по фундаментальным экклезиологическим соображениям. Богослужение существует ведь в Церкви и санкционируется Церковью.

В какой мере, когда и где допустимо, помимо присутствия за инославным богослужением в инославном храме или дозволения инославным находиться в православном храме, где ничто не в силах ему помешать молиться, специальное приглашение для присутствия за православным богослужением инославных мирян или клириков или принятие аналогичных приглашений православными священнослужителями или мирянами, то это вопросы, ответы на которые должны даваться исходя из церковно-политических, пастырских соображений, исходя из заботы о благе Церкви, о том, чтобы не послужить соблазну «малым сим» и в то же время не отталкивать ищущих сближения с Православной Церковью.

Что же касается молитвенного общения «в доме», то в условиях современной жизни у православных христиан часто бывает неизбежным бытовое общение с атеистами и иноверцами. Не в меньшей мере допустимо оно и с инославными христианами. И если, оказавшись за одним обеденным столом православный и католик или лютеранин, захотят помолиться, то одновременное чтение молитвы Господней едва ли будет каноническим преступлением. А вот совершение при этом какого-то особого чина, которого нет ни в Православной Церкви, ни инославных церквах, действительно способно смутить религиозную совесть как участвующих в таком «молитвословии», так и присутствующих при его совершении.

Проведение совместных конференций, диалогов христианами разных конфессий не может, вероятно, не начинаться с молитвы, но для православных приемлемо, чтобы это были молитвы, употребляемые в Православной Церкви, а не искусственно сочиненные для такого рода мероприятий.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: Миссионерское обозрение N 4/1997

На пороге раскола

1 июня с. г. в Интернете было опубликовано т. н. «Открытое письмо группы клириков и мирян об экуменических деяниях Патриарха Кирилла». Как сообщается, письмо подписано 24 священнослужителями и 352 мирянами и выставлено для дальнейшего сбора подписей. Авторы данного «Письма» (будем так кратко называть его в дальнейшем), как они сами указывают, проходят служение и проживают на территории Молдовы. Как увидим ниже, это имеет не последнее значение.

Уже из самого названия данного документа виден его безапелляционный, воинственно-конфронтационный характер. Оно звучит как обвинительный вердикт некоего органа, очевидно, считающего себя полномочной судебной инстанцией в отношении Святейшего Патриарха Московского и всея Руси. Кстати, именно так, по обязательной для клириков и мирян форме, соответствующей высокому и священному сану Патриарха, подписанты в заголовке к Его Святейшеству не обращаются – они подчеркнуто грубы. Весьма примечательная коллизия наблюдается уже в тексте «Письма». В начале авторы, вроде бы, вспоминают о церковной субординации (имеющей в Церкви Христовой с апостольских времен не формальный, а именно священный, Богоустановленный характер). Они пишут: «Ваше Святейшество! С достоинством к Первосвятительскому сану, с болью в сердце, обращаемся к Вам. «. Затем, однако, все более взвинчивая тон, подписанты «Письма» бросаются оскорбительными по отношению к патриаршему сану, ультимативными выражениями: «мы отмежевываемся от Ваших высказываний», «Вы нас не представляете», «мы требуем Вашего личного покаяния». Поражает сходства тона подобных ультиматумов с тем, что еще так недавно выходило из-под пера бывшего епископа, а ныне раскольника и сектанта Диомида Дзюбана.

От Патриарха псевдоревнители из Молдовы переходят уже на весь сонм архиереев и духовенства Русской Православной Церкви: «Также свидетельствуем, что все те архиереи и священники, которые не поднимают своего голоса в защиту Матери-Церкви от лукавых действий, вовлекающих Ее в ересь экуменизма, ведущую в путь погибели, сами являются поборниками этой ереси и ее соучастниками, ибо молчанием предается Бог». Дело здесь не в отношении к экуменизму. Я не случайно сказал, что еретиками объявляются весь епископат и духовенство РПЦ. Ведь подписанты «Письма» обвиняют в ереси всех несогласных с их личным подходом к внешнецерковной деятельности как таковой, которую они обобщенно называют «экуменизмом». И совершенно очевидно, что с подобной ультимативной, изоляционистской и раскольнической позицией, к тому же, столь удобной для внешних недоброжелателей не только Русской Церкви, но и Православия вообще, не согласятся ни архипастыри, ни священнослужители иных степеней нашей Церкви.

Читайте так же:  Как бросить курить с помощью молитв

Это ощущение себя в качестве судей Предстоятеля Русской Православной Церкви, этот оскорбительный и скандальный тон свидетельствует не только о крайней степени гордыни и прелести, в которых пребывают новоявленные обличители. Подобное отношение к священноначалию, независимо от содержания «Письма», недвусмысленно карается святыми канонами Православной Церкви, ревнителями которых столь безудержно стремятся продемонстрировать себя его авторы. А именно – 55 Апостольским правилом: «Аще кто из клира досадит епископу: да будет извержен». Если столь строгому приговору священного Апостольского правила подлежит досадивший любому епископу, то тем более подпадают под него бросающие оскорбительные и необоснованные обвинения Святейшему Патриарху, епископату и духовенству всей Поместной Русской Православной Церкви.

Что же сказать по сути обвинений, предъявляемых Святейшему Патриарху Кириллу очередными «борцами за чистоту» (очередными, ибо сколько их уже в церковной истории было – кафары, донатисты, беспоповцы, катакомбники, диомидовцы. )? Обличители вспомнили слова тогда еще митрополита Кирилла почти двадцатилетней давности, произнесенные на Генеральной Ассамблее Всемирного Совета Церквей в Канберре. Эти слова крайне искажены тем, что вырваны как из контекста выступления митрополита Кирилла, так и из контекста всей вообще позиции, которую занимала делегация РПЦ на той конференции и на иных подобных форумах. Дело в том, что свое участие в деятельности ВСЦ Русская Православная Церковь всегда оговаривала тем, что, по вере православных участников межхристианского диалога, Единая Христова Церковь уже существует, и эта Церковь – Православная Церковь, являющаяся Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церковью Символа веры. Строго на такой позиции всегда стоял будущий Патриарх Кирилл, в каких бы форумах ему не доводилось участвовать.

Представители священноначалия, как не трудно проследить из частых заявлений на эту тему, по-моему, просто устали повторять прописную истину о том, что межхристианский и межрелигиозный диалог, в том числе, участие в работе ВСЦ, для православных его участников является формой свидетельства перед инославным миром о Православии, формой богозаповеданной проповеди Истины Христовой («Шедше в мир весь, проповедите Евангелие всей твари» – Мк. 16, 15), неповрежденно сохраненной в Православной Церкви. Дух самоизоляции, дух «пензенской пещеры», к которому зовут нас авторы рассматриваемого «Письма», всегда был чужд Церкви и святым отцам, он противоречил заповеди Христовой о проповеди «всему миру», т. е. и еретикам, и иноверцам. С точки зрения обличителей нашего Патриарха, святой апостол Павел, наверное, тоже должен покаяться в том, что выступил на языческом афинском Ареопаге, в окружении статуй античных «богов», да еще и, в качестве миссионерского приема, похвалил афинян за явно не по строго православным соображениям устроенный ими жертвенник «неведомому Богу» (Деяния. 17, 15-34).

Святейшего Патриарха Кирилла пытаются обличить в «ереси экуменизма». Но в чем эта ересь состоит? Если в свидетельстве о Православии перед инославными и иноверцами – то, как мы уже увидели, ересью является, как раз, противление такому свидетельству. Если в «теории ветвей», утверждающей, что Церковь Христова состоит в единстве различных деноминаций, не состоящих между собою в общении – то Святейший Патриарх Кирилл не только никогда не разделял этой действительно еретической экклезиологии, но всей своей деятельностью, всей своей проповедью единства в лоне Святого Православия боролся с ней.

Вообще, обвинение ныне здравствующего Патриарха Московского и всея Руси в «заметной активизации» участия РПЦ «в экуменическом движении за последний год» является чудовищной, несправедливейшей ложью. Вспомните 70-е и 80-е годы или, если были тогда еще слишком юны, пролистайте «ЖМП» тех лет. Сколько тогда практиковалось различных совместных молитв, пений каких-нибудь англиканских или католических хоров на православном богослужении, даже в монастырях! И эта смущавшая сердца многих православных верующих практика наблюдалась во времена Патриаршества предшественников Святейшего Патриарха Кирилла, времена, которые нынешние патриархоборцы и церквоборцы пытаются противопоставить сегодняшним реалиям Русской Православной Церкви в качестве некоего «золотого века чистоты», с высот которого наша Церковь, якобы, катится в эдакую «экуменическую пропасть». Именно так они представляют дело, я нисколько не сгущаю краски. И вот теперь несколько слов правды о том, что же на самом деле сделано Святейшим Патриархом Кириллом в отношении «экуменической активности» нашей Церкви – правды, столь усердно замалчиваемой псевдоревнительской и раскольнической пропагандой.

Если для кого-то это является секретом, то сообщу здесь достаточно широко известный факт: все знаменитые официальные документы Русской Православной Церкви эпохи блаженнопочившего Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II составлялись под руководством и при непосредственном участии тогдашнего Председателя ОВЦС МП митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла. Вот какую экклезиологию предлагают нам разработанные Владыкой Кириллом «Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию»:

Как видите, здесь в твердом, бескомпромиссном, святоотеческом духе исповедуется единство и единственность Церкви Христовой, свидетельствуется о том, что никакие иные деноминации, включая несториан, монофизитов и (внимание, ревнители!) римо-католиков не являются частью Церкви, но отделились от нее. Отступление от Церкви называется отступлением от Святого Духа и Христа, отрицается возможность спасения вне Церкви. Сильнее выразить веру в единственность Православной Церкви и гибельность отделения от нее, мощнее богословски разгромить всякие «теории ветвей» просто невозможно. Этот текст – пример подлинной, а не мнимой ревности о Святом Православии.

Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 2008 г. было принято также разработанное митрополитом Кириллом Определение «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви». В нем четко и ясно разъяснены мотивы участия нашей Церкви в диалоге с инославными и иноверцами: «Участие Русской Православной Церкви в двустороннем и многостороннем межхристианском и межрелигиозном диалоге ведется ради свидетельства об истине Святого Православия, а также ради заботы об утверждении в мире традиционных нравственных ценностей и о достижении добрых и справедливых отношений между народами. Близость этических взглядов большинства верующих традиционных религий позволяет им совместно противостоять угрозам нравственного релятивизма и агрессивного секуляризма, попыткам вытеснить религию на обочину общественной жизни» . Итак, нет и речи о каком-либо смешении или вероучительном компромиссе с неправославными сообществами.

Читайте так же:  Молитвы при беде

Не лишним будет напомнить о том, что благодаря твердой позиции Святейшего Патриарха Кирилла Русской Православной Церковью приостановлен диалог с теми деноминациями, которые отошли от норм традиционной христианской морали, ввели институт женского священства. И это несмотря на жесткую критику, которую вызвало подобное решение у некоторых либеральных кругов на Западе и у нас, в Отечестве. Более того, Его Святейшество первым из Предстоятелей Русской Церкви вынес вопрос о целесообразности участия в работе ВСЦ, о допустимых формах межхристианского диалога на общецерковное обсуждение – в рамках Межсоборного присутствия, куда открыто и безбоязненно имеют право обращаться клирики и миряне, у которых в этой сфере что-то может вызывать смущение и которые готовы к конструктивной, созидательной деятельности на благо всей Церкви. Но почему-то авторы «Письма» решили поступить не так. Очевидно, совсем не любовь к Церкви, не забота о ее священном единстве руководили ими.

Можно многое еще было бы сказать о том, что сделал Святейший Патриарх Кирилл для утверждения подлинной чистоты православной веры, для охранения нерушимости канонического порядка в жизни Русской Православной Церкви. Но совсем немного скажу и о том, чего не сделал Его Святейшество. Составители провокационного письма не случайно упомянули лишь одно (как мы уже показали, ложно истолкованное и вырванное из контекста) выступление Патриарха двадцатилетней давности. Больше они не смогли «выкопать» ничего. Потому что нечего. Несмотря на то, что каждый шаг Святейшего находится не то что под лупой, а под микроскопом разных «ищущих повода» субъектов, желающих уловить его точно так же, как Христа-Спасителя пытались уловить книжники и фарисеи, он ни на йоту не дал такого повода, всеми своими деяниями являя образец неукоснительного отстаивания Священного Предания Церкви.

И напоследок, остановлюсь на одной фразе из «Письма», ради которой, на мой взгляд, оно и было составлено. «Вы стали политическим лидером, а не печальником Земли Русской», – так обращается к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу группа «православных верующих Молдовы». Не случайно в начале данной статьи было упомянуто о значимости происхождения «Письма» из Молдовы. Обвинение в политическом характере деятельности в адрес поборников церковного и народного единства русских и украинцев было типичным для Украины «оранжевой» эпохи, это был такой своеобразный «гвоздь», при помощи которого старались пригвоздить всякого искреннего православного священнослужителя, не готового смириться с торжеством раскола, сепаратизма, раздирания Святой Руси. И показательно, что вдруг подобное обвинение, на этот раз в адрес самого Патриарха, раздается из «ультраправославных» кругов Молдовы – и именно в момент прихода там к власти националистических, прорумынских и прозападных вообще, враждебно настроенных к Русской Православной Церкви и ее традициям политических сил, устроивших травлю канонической Молдавской Митрополии.

Обратил ли кто-нибудь внимание на тот факт, что Святейший Патриарх Кирилл за первый год своего Патриаршества совершил более 220 богослужений? Да-да – более 220. Какого же еще печальника Земли Русской надо пресловутым «молдавским клирикам» (да не воспримет мои слова в качестве критики или оскорбления прекрасный и верный церковному единству молдавский народ – речь идет лишь о самоназвании обсуждаемой группки)? Боюсь, не нужен им ни печальник, ни Земля Русская.

К сожалению, самый грустный вывод из рассматриваемого «Письма» – его авторы и подписанты готовы к открытому разрыву с Матерью-Церковью, они стоят на пороге раскола. Если кто-либо из них прочтет эту статью, прошу их, пока не поздно, одуматься. Ни у Патриарха, ни у иерархов, духовенства или многомиллионной паствы Русской Православной Церкви нет к ним ненависти или злобы. Возможно, многие из подписавших «Письмо» просто введены в заблуждение. Данная статья является попыткой приоткрыть глаза на истинное положение вещей, указать на факты, которые тщательно скрываются расколоучителями. Завершить ее хотелось бы замечательными словами Святейшего Патриарха Кирилла, звучащими одновременно и как предостережение, и как призыв:

«Мы должны хранить единство не только Вселенского Православия от каких-либо ересей и расколов, мы не только должны хранить как зеницу ока единство нашей Поместной Церкви, Церкви-мученицы, выстрадавшей свое право быть единой и неделимой. Мы должны хранить единство наших приходов и монастырей, помня, что самый главный критерий оценки деятельности любого христианина – от Патриарха до простого мирянина – это любовь. Есть любовь – есть Христос! Нет любви – нет Христа»!

О совместной молитве с еретиками

Совместная молитва с еретиками запрещена канонами Церкви, независимо от того, общественная она, или частная. Запрещение Церковью молитвенного общения с еретиками проистекает из любви как к своим верным чадам, ради охранения их от лжи перед Богом и лукавства, так и из любви к самим еретикам: отказом от молитвы с ними христиане свидетельствуют, что заблуждающиеся находятся в опасности, так как они — вне Церкви и значит вне спасения.

45-е правило святых Апостолов: «епископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся токмо, да будет отлучен. Аще же позволит им действовать что-либо, яко служителям Церкви, да будет извержен».

10-е правило святых Апостолов: «Если кто с отлученным от общения церковного помолится, хотя бы то было в доме: таковой да будет отлучен».

65-е правило святых Апостолов: «Аще кто из клира, или мирянин, в синагогу иудейскую или еретическую войдет помолитися: да будет и от чина священнаго извержен, и отлучен от общения церковнаго».

33-е правило Лаодикийского Cобора: «Не подобает молитися с еретиком, или отщепенцем».

(Ап. 10, 11, 45, 46, 64; I всел. 19; II всел. 7; III всел. 2, 4; трул. 11, 95; лаод. 6, 7, 8, 10, 14, 31, 32, 34, 37; Василия Вел. 1, 47; Тимофея Алекс. 9).

Читайте так же:  Молитва об обретении семейного счастья

Православная Церковь запрещает не только совместные молитвы с раскольниками и еретиками, но и намеренное вхождение для молитвы в собрание иноверцев (еретическую синагогу – 65 правило Святых Апостолов), приятие иноверческих «благословений» (32 правило Лаодикийского Собора), позволение иноверцам действовать в качестве служителей церкви (45 правило Святых Апостолов), приношение елея и возжигание свеч в иноверческих собраниях (71 правило Святых Апостолов).

Ответ на вопрос о допустимости совместных молитв с иноверцами в конце концов совпадает с ответом на вопрос: веруем ли мы во Единую, Святую Соборную и апостольскую Церковь? Да? Нет? Или веруем, но не очень? Вот это «веруем, но не очень», к сожалению, и является наиболее распространенным явлением и, в то же время, показателем среднестатистической индифферентности к Вере. К Вере, за которую ее святые свидетели – мученики и исповедники отдавали плоть на растерзание и расставались с земной жизнью. Существенное отличие древних богословов от многих называющих себя богословами ныне не в том, что те имели дело с другими, как бы более страшными и ужасными еретиками (еретики всегда одинаковы), а в том, что богословие Церкви они исповедовали шествуя не с докладами на трибуны, а за Христом на Голгофу. Но и свидетельство о Православной Вере с трибун международных конференций, совсем не обязательно подразумевает ниспровержение этой Веры участием в совместных молениях иноверцев.

«Совместные молитвы с еретиками — это действительно нарушение канонов (45-го апостольского правила, 33-го правила Лаодикийского обора и др.

Обратимся к тексту канона: «Не подобает молиться с еретиком или отщепенцем» (33-е правило Лаодикийского Cобора).

…После Лаодикийского Собора 364 г. прошло уже несколько десятков Соборов, как Вселенских, так и Поместных, но ни один из них, вплоть до самых недавних, не счел нужным изменить эту норму Вселенской Церкви. Напротив — ее подтвердили на IV Вселенском Соборе 451 г., затем на Трулльском Соборе 691 г., наконец, 33-е правило было подтверждено и «Окружным посланием ко всем православным христианам» 1848 г.

…соборно принятое в 1848 г. «Окружное послание единой Святой Соборной и Апостольской Церкви ко всем православным христианам» гласит: «Нововведенное мнение, будто Дух Святый исходит от Отца и Сына, есть сущая ересь, и последователи его, кто бы они ни были, — еретики; составляющиеся из них общества суть общества еретические, и всякое духовное и богослужебное общение с ними православных чад Соборной Церкви — беззаконно».

А вот что в ХХ веке писал преподобный Иустин (Попович), комментируя предложение инославных к православным молиться вместе: «По 45 апостольскому правилу, «епископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся токмо, да будет отлучен. Аще же позволит им действовать что-либо, яко служителям Церкви, да будет извержен». Это священное правило святых Апостолов не указывает, какая именно молитва или служение запрещается, но, напротив, запрещает всякую совместную молитву с еретиками, даже частную. Эти указанные каноны святых Апостолов и отцов действительны и теперь, а не только в древности: они остаются безусловно обязательными для всех нас, современных православных христиан. Они безусловно действительны для нашей позиции в отношении римо-католиков и протестантов».

Сложно придумать более ясные выражения. Так что у нас …четкие определения апостолов, Соборов и святых отцов.

Есть еще один распространенный ошибочный довод: «Когда в каноническом правиле говорится о недопустимости молитвы с еретиками, речь идет о молитве литургического характера, а не о молитве на «бытовом» уровне. Неужели вы не можете, пригласив в дом инославного христианина, прочитать вместе с ним «Отче наш» перед едой?»

На этот вопрос Церковь дает ответ 10-м правилом святых Апостолов: «Если кто с отлученным от общения церковного помолится, хотя бы то было в доме: таковой да будет отлучен». Как толкует канонист Аристин, «молящийся вместе с еретиками в церкви, или в доме да будет так же лишен общения, как и они».

65-м апостольском правиле: «Аще кто из клира, или мирянин, в синагогу иудейскую или еретическую войдет помолитися: да будет и от чина священнаго извержен, и отлучен от общения церковнаго».

Что касается логики, то, на мой взгляд, в этих постановлениях есть и смысл, и логика, и величайшая польза для Церкви и попечение о нас.

Почему апостолы и святые отцы запрещали молиться вместе с еретиками, а также в храмах еретиков? Может быть, потому, что для них молитва и вера (богословие) мыслились не как две независимые друг от друга области? Для них это неразрывное целое. Вспомним замечательное выражение преподобного Макария Великого: «Кто богослов, тот молится, и кто молится — тот богослов», а также знаменитое раннехристианское изречение: «Закон молитвы есть закон веры». И, естественно, что единство в молитве может быть только там и только с теми, с кем есть единство веры.

А если мы молимся с еретиком, то тем самым, во-первых, лжем перед лицом Бога, а во-вторых, лжем тому еретику, с кем молимся. Мы вводим его в заблуждение, давая повод думать, что между его верой и верой православных христиан нет существенных различий и что с точки зрения христиан его учение также спасительно.

Видео (кликните для воспроизведения).

И это нетрудно соблюсти, если мы будем иметь перед глазами верный ориентир и помнить, что «запрещение Церковью молитвенного общения с еретиками проистекает из любви к самим еретикам, которые посредством такого религиозного (а не общественного) «карантина» призываются к осознанию своего заблуждения и пониманию того факта, что они находятся вне «ковчега спасения»».

В рпц молитвы с католиками проводят
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here