Осмысление молитвы Отче наш

Полное описание: Осмысление молитвы Отче наш - для наших любимых читателей.

«Отче наш»: что стоит за словами молитвы

Видео (кликните для воспроизведения).

12.12.11, 08:22

Мы знаем много молитв, составленных святыми отцами. Есть и молитвы, повторяющие ангельские славословия. И есть одна молитва, словами которой заповедал нам обращаться к Богу Сам Христос. Это молитва «Отче наш». Большинство из нас знает ее текст наизусть, но эти слова нужно не только знать, их нужно понимать. Потому что духовная наука — это не таблица умножения, которую можно выучить и потом автоматически пользоваться. Она требует постоянного усилия, возвращения к тому, что мы уже знаем, чтобы оно оживлялось в нашем сознании и в нашем сердце. Что стоит за словами молитвы Господней, рассказывает епископ Смоленский и Вяземский ПАНТЕЛЕИМОН.

Горний Иерусалим. Фрагмент иконы Страшный суд 1580-1590, Сольвычегодск

Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго.

Тайная молитва

Кроме текста молитвы «Отче наш», Господь в Нагорной проповеди оставил нам учение о том, как нужно молиться: «Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, который втайне. » (Мф. 6: 6).

Домашняя молитва должна совершаться в одиночестве. Нужно уметь оставаться наедине с Богом. Некоторые супруги, начиная совместную жизнь, читают вечерние и утренние молитвы вместе. И получается, что они лишают себя тайной молитвы, той, о которой говорится в Евангелии. Наверное, можно иногда почитать правило вместе. В некоторых монастырях бывает общее правило, но его всегда должна дополнять келейная молитва. И если человек не находит в своей жизни времени, чтобы помолиться Богу втайне, значит он не исполняет заповедь, данную нам Христом.

Домашняя, келейная молитва может быть разной. Это может быть чтение обычного правила, может быть чтение канонов, акафистов, может быть чтение Иисусовой молитвы. Когда мы собираемся вместе, чтобы помолиться в храме, мы молимся все вместе одними и теми же словами. Но, когда мы остаемся одни, мы можем выбрать ту молитву, которая больше помогает нам сосредоточиться и помнить о Боге. Мои слова не означают, что у нас вообще не должно быть молитвенного правила и что сегодня вечером мы можем почитать великое повечерие и сделать один поклон, а завтра можем сделать сто поклонов с Иисусовой молитвой. Нет. Нам, тем, кто не умеет молиться, какое-то правило все-таки нужно. Его необходимо выбрать вместе с духовником и придерживаться строго. Потому что совсем опустить правило могут только совершенные, святые люди. Некоторые из них вообще пребывают в безмолвии — есть такой вид молитвы, когда человек просто молчит перед Богом. Но мы нуждаемся в молитвенной азбуке. Нам нужно учиться читать по слогам — каждое утро и каждый вечер исполнять молитвенное правило, которое мы для себя определили.

Следующие слова в Нагорной проповеди тоже о том, как нужно молиться: «А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны; не уподобляйтесь им, ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него» (Мф. 6: 7-8). Господь дает нам образец такой немногословной молитвы. Это молитва «Отче наш». Слова этой молитвы нельзя перевести на русский язык так, чтобы они сразу стали понятны — в них вложен очень глубокий смысл, который нам, земным, плотским людям не всегда бывает доступен. Именно поэтому над этой молитвой нужно размышлять, чтобы понять, как и о чем заповедал нам молиться Господь.

Наш Отец

Начиная эту молитву, мы призываем Бога, называя Его Отцом. На литургии, перед тем как петь «Отче наш», священник возглашает: «. и сподоби нас, Владыко, со дерзновением, неосужденно, сметь называть Тебя Небесного Бога Отцом» (так переводится с церковнославянского языка это прошение). Этими словами мы просим у Бога благословение на то, чтобы называть Его Отцом.

Смиренно с покаянным чувством мы должны произносить эти первые слова Господней молитвы. Ведь когда мы подходим к Чаше, мы не называем себя «сын Божий Павел» или «дочь Божия Антонина», мы говорим «раб Божий Павел» и «раба Божия Антонина», а в молитве «Отче наш» — называем Бога Отцом.

Если вникнуть в эти слова, то понимаешь, что Бог не просто некое далекое и недоступное Существо, Которое не может понять наши беды и Которого мы все время просим о чем-то, как будто Он забыл о нас. Ведь так мы иногда думаем. Но в Священном Писании есть такие слова, где Господь говорит, что если и мать забудет свое грудное дитя, то Он нас не забудет. То есть Он любит нас больше, чем мать любит свое грудное дитя.

В словах «Отец наш Небесный» говорится о подлинном отцовстве. В них говорится об удивительной любви Божией к нам. Когда вспоминаешь об этой любви, становится легче жить, становится легче молиться. И еще, конечно, важно, что с самого начала этой молитвы Господь призывает нас молиться не только о себе, называя Бога «своим» Отцом, а призывает обращаться к Нему Отец «наш» — общий наш Отец. И мой Отец, и Отец китайца в Китае, и африканца в Африке, и бомжа, который ходит по улицам Москвы. Отец наш. Он Отец и тех, кто меня не любит, и тех, кого я считаю своими врагами, и Отец тех, кого я совсем не знаю.

Но, хотя мы и обращаемся к Богу, как к Отцу, это не должно быть дерзостью, фамильярностью. Мы должны сохранять благоговейное отношение к Богу. Святые отцы говорят, что, когда человек молится Богу, он должен себя представлять некой «малой пиявицей», то есть каким-то маленьким насекомым. Наименование Бога Отцом не подразумевает, что мы можем похлопать Его по плечу. Нет, конечно. Должно сохраняться благоговение, страх Божий. Помня о том, что Он Отец наш, мы должны считать себя недостойными этой любви Божией. И если прийти в некое трезвое состояние ума, мы поймем и почувствуем, что так оно и есть.

Три общих прошения

Очень важна последовательность наших просьб, обращенных к Богу. Первое, о чем мы просим Бога — чтобы святилось Его Имя. Это удивительные слова. Имя Божие, как говорили некоторые богословы в XX веке, это Сам Бог. Были такие люди, которых называли «имябожниками», и были другие, которые с ними не соглашались. Между теми и другими шла такая борьба, что дело доходило до рукопашных боев. На Афон был послан русский военный корабль, чтобы усмирить возмущение, которое там поднялось. Наверное, «имябожники» были не во всем правы, но их противники были не правы в еще большей степени. Имя Божие значит очень много. Это присутствие Бога в мире. Слова, которыми мы Бога называем: Вседержитель, Саваоф, Любовь, — это не просто слова. Имя Бога — это то, через что Бог являет себя нам. К этому нужно очень благоговейно относиться и просить, чтобы присутствие Бога через Его Имя являлось и освящало наш мир. Мир, который устремился за Адамом, совершившим грех. Мы просим о том, чтобы этот мир не отворачивался, не уходил от Бога.

Потом мы молимся о том, чтобы пришло Царство Божие. Однажды я спросил студенток нашего училища, хотят ли они прямо сейчас оказаться в Царствии Божием? Они ответили мне: «Нет, владыка, мы еще пожить хотим!» Но тем не менее мы просим в молитве «Отче наш», чтобы пришло Царство Божие. Царство Божие — это ведь не обязательно смерть. Во время совершения литургии приходит Царство Божие. Или когда мы встречаемся со святыми людьми — тоже приходит к нам Царство Божие. Оно является в нашей душе, когда мы читаем духовные книги. Оно может внезапно озарить нашу душу, наше сердце смыслом. Так тоже бывает. И вне этого Царства нет жизни. Вне его — мрак. Вне Царства Божьего умирающий мир, который идет к концу, к вечному страданию. Поэтому мы просим, чтобы Царство Божие пришло. Не надо вкладывать в эти слова такой смысл, будто мы хотим завтра умереть и оказаться в Царствии Божием. Нет. Это у нас не получится, туда нельзя войти не готовым. Но это Царство должно прийти и принести мир и покой в нашу мятущуюся душу, ведь там, где мир, там и Царство Божие. Оно должно прийти к нам радостью, благодатью. Об этом мы просим.

Следующее наше прошение — чтобы Воля Божия совершалась на земле так же, как и на небе. Мы дерзаем произносить эти слова и говорим их без горечи. Хотя обычно нам трудно смиряться с чужой волей. Детям, когда они спорят, трудно согласиться с волей другого. Даже жена с мужем, которые любят друг друга, иной раз спорят из-за какой-то ерунды. Сказать «ладно, пусть будет, как ты хочешь» — очень трудно. Из-за этого на земле начинаются войны, распадаются семьи, рушится дружба — все из-за того, что каждый хочет настоять на своем. Иногда это принцип, иногда выгода, иногда пристрастие. Очень трудно смириться с чужой волей. Но сказать Богу «да будет воля Твоя» очень легко. Потому что Его воля — это благая воля. Это воля, которая хочет не поработить нас, не лишить нас свободы, а, наоборот, дать нам свободу. Потому что только в Боге, в Его воле, мы обретаем свободу. Эта воля благая и совершенная. И конечно, нужно искать эту волю. Если мы не стараемся узнать волю Божию, тогда мы зря говорим эти слова, они оказываются для нас пустыми и фальшивыми.

Три личных прошения

К сожалению, в наше время очень часто люди молятся формально, механически. Но мы должны не просто повторять слова молитвы «Отче наш», как это делают дети, а вдумываться каждый раз в их смысл. Не стоит успокаиваться, прочитав эту статью. Обязательно нужно читать толкования святых, спрашивать других людей, как они молятся этой молитвой. Какие смыслы они вкладывают в эти слова, о чем они просят. Потому что молитва — это не произнесение вслух или про себя древних магических формул, тайных волшебных звукосочетаний. Молитва — это обращение ума и сердца к Богу с помощью слов, имеющих глубочайший смысл, который должен быть осознан и прочувствован молящимся. «Отче наш» — это не только одно из важнейших молитвословий, употребляемых Церковью. Это данный самим Богом совершенный образец правильного молитвенного устроения души, это выраженная в емких словах заповеданная Христом система жизненных приоритетов.

Записала Екатерина СТЕПАНОВА

Осмысление молитвы Отче наш

Отче наш, Иже еси на небесех!

Да святится имя Твое,

да приидет Царствие Твое,

да будет воля Твоя,

яко на небеси и на земли.

Хлеб наш насущный даждь нам днесь;

и остави нам долги наша,

якоже и мы оставляем должником нашим;

и не введи нас во искушение,

но избави нас от лукаваго.

Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки.

Аминь.

Первая часть, предисловие: Отче наш, Иже еси на небесех! , учит следующему.

1) Молящийся должен приходить к Богу не только как создание Его, но и как сын Его по благодати.

2) Он должен быть сыном Православной Церкви.

3) Не должен сомневаться в получении просимого от Премилосердного Отца.

4) Так как Бог — это Отец всех, то и мы должны жить, как братья.

5) Слово «на небесех» наставляет нас возводить наш ум от земного к небу. Кроме этого нужно сказать, что хотя Бог и везде присутствует, но на небесах особенно сияет Его благодать, насыщающая праведных, и богатство дивных Его дел.

Вторая часть — это прошения, которых семь:

1. Да святится имя Твое.

В этом прошении мы умоляем, во-первых, о даровании нам жизни благочестивой и добродетельной, чтобы всякий, смотря на нее, прославлял имя Божие; во-вторых, о том, чтобы неведущие обратились к православной вере и прославили бы с нами Отца Небесного; и, в-третьих, о том, чтобы носящие имя христианина, но препровождающие жизнь во зле и мерзостях, отстали от своих пороков, которыми злословится вера и Бог наш.

2. Да приидет царствие Твое.

Этим мы просим, чтобы не грех, а Сам Бог царствовал во всех нас Своей благодатью, правдой и благоутробием. Кроме этого, прошение содержит и ту мысль, что человек, находясь под благодатью Божией и чувствуя небесное веселие, презирает мир и желает получить Божие царство. Наконец, здесь мы молим и о том, чтобы ускорено было Его Второе Пришествие.

3. Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.

Мы умоляем здесь о том, чтобы Бог не попустил нам препровождать жизнь нашу по нашей воле, но чтобы управлял ею, как Ему угодно, и чтобы не было у нас противления воле Его, но чтобы повиновались Ему во всем. Кроме того, здесь имеется в виду и та мысль, что без попущения воли Божией не может прийти на нас ничто, ни от кого и никогда, лишь бы только мы жили по воле Его.

4. Хлеб наш насущный даждь нам днесь.

Мы просим здесь, во-первых, чтобы Бог не лишил нас проповеди и познания Своего святого слова, ибо слово Божие — это душевный хлеб, без которого человек погибает; во-вторых, чтобы сподобил Он нас общения Тела и Крови Христовой; и, в-третьих, чтобы даровал нам все необходимое для жизни и соблюл все это в мире этом в достатке, но без излишества. Слово же «днесь» означает время нашей настоящей жизни, ибо в будущем веке мы будем наслаждаться лицезрением Божиим.

5. И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим.

Здесь мы просим о том, чтобы Бог даровал нам прощение грехов, ибо под долгами здесь разумеются грехи. Это прошение учит нас тому, чтобы мы сами прощали долги нашим должникам, то есть, чтобы прогневавшим и озлобившим нас мы прощали все их преступления. Кто не прощает ближнему, тот всуе творит молитву сию, ибо тогда ему и Богом не прощаются грехи, и даже сама молитва его является грехом.

6. И не введи нас во искушение.

Этим мы просим, во-первых, чтобы мы были свободны от искушений, приходящих от мира, плоти и дьявола и движущих нас ко греху, и от еретиков, гонящих Церковь и прельщающих наши души лживыми учениями и другими способами; и, во-вторых, чтобы в случае страдания за Христа Бог укрепил нас благодатью Своей к претерпению мук даже до конца, дабы мы приняли конец мучения и дабы не попустить страдать выше сил наших.

7. Но избави нас от лукаваго.

Здесь мы умоляем, во-первых, о том, чтобы сохранил нас Бог от всякого греха и от дьявола, возбуждающего ко греху; во-вторых, о том, чтобы Он избавил нас в этой жизни от всяких бедствий; в-третьих, чтобы во время смерти Он отогнал от нас врага, желающего поглотить души наши, а нам послал Ангела, хранящего нас.

Третья часть, или заключение: Яко Твое есть царство и сила, и слава во веки. Аминь.

Это заключение согласно с предисловием, ибо как предисловие учит, что мы получим просимое от Отца Премилосердного, так и заключение это показывает, что мы получим требуемое у Него. Ведь Его весь мир, Его — сила и Его — слава, для которой мы и должны просить. Слово же Аминь означает: «Да будет так», или «Ей, ей». Это заключение может говорить и простолюдин наедине, без иерея.

Объяснение молитвы Господней: «Отче наш» святителя Игнатия Брянчанинова

01.01.12, 17:45

Видео (кликните для воспроизведения).


Молитва, будучи драгоценным достоянием всех христиан, составляет главнейшее занятие святых пустынножителей. Она – пища их; она – книга их; она – наука их, она – жизнь их. Великий пустынножитель Иоанн, Предтеча Господень, был делателем молитвы; был он и учителем ее. Великую науку эту, доставляющую человеку соединение с Богом, преподал святой Предтеча ученикам своим, как мы слышали сегодня во Евангелии (Лк.11:1–4; Мф.6:9–13). Ученики Господа пожелали научиться молитве у Самого Господа. Основательное, справедливое желание! Истинной молитвы истинный учитель – один Бог («Лествица», слово 28, гл. 64), святые учители – человеки дают только начальные понятия о молитве, указывают то правильное настроение, при котором может быть сообщено благодатное учение о молитве доставлением вышеестественных, духовных помышлений и ощущений. Эти помышления и ощущения исходят из Святаго Духа, сообщаются Святым Духом. Исполнил Господь прошение мудрое, прошение, существенно нужное для душеназидания и спасения, прошение учеников Своих: преподал им молитву, которую преподать мог исключительно Бог. Сказанное докажется объяснением этой молитвы, именуемой, в отличие от молитвословий, составленных святыми человеками, Молитвою Господнею.

Молитва Господня начинается с воззвания:

Мф.6:9, Лк.11:2. Отче наш,

Кто из святых человеков дозволил бы себе и братии своей, человекам грешным, отверженным, содержимым в плену у диавола и вечной смерти, такое воззвание к Богу? Очевидно, никто. Это мог дозволить один Бог. Он дозволил; если же Он дозволил, то и даровал. Сын Божий, соделавшись человеком, соделал человеков сынами Божиими, Своими братиями. Он относится к Богу-Отцу по праву естества: «Отче наш!» и нам дарует благодатное право приступать к Богу, как к Отцу, начинать нашу молитву к Нему с чудного, поразительного начала, которое не дерзнуло бы прийти на мысль никому из человеков: «Отче наш!»

Начало молитвы Господней – дар Господа, дар цены бесконечной, дар Искупителя искупленным, Спасителя спасенным. Прошения, из которых состоит молитва Господня, – прошения даров духовных, приобретенных человечеству искуплением. Нет слова в молитве о плотских, временных нуждах человека. Заповедавший искать единственно Царства Божия и правды его, обетовавший приложить все нужное временное ищущим этого царства (Мф.6:33; Преподобный Кассиан), преподает молитву сообразно заповеданию и обетованию.

Вслед за воззванием и к самому воззванию «Отче наш» немедленно присовокупляется указание на то место, где пребывает Отец, необъемлемый никаким местом, вездесущий, объемлющий собою все:

Мф.6:9.Отче наш, иже еси на небесех,

Указанием местопребывания на небе Отца возводится молящийся сын на небо. Забудь все земное; оставь без внимания землю – этот приют, данный тебе на кратчайшее время; оставь без внимания все принадлежности приюта, которые отнимутся у тебя по истечении кратчайшего срока; обрати все заботы к твоему отечеству, к небу, отнятому падением, возвращенному искуплением; принеси молитву о даровании тебе вечных, духовных, всесвятых, божественных благ, превышающих необъятным достоинством своим не только постижение человеков, но и постижение ангелов. Они, эти блага, уже уготованы для тебя; они уже ожидают тебя. Правосудие Бога, неразлучное с благостью Его, требует, чтоб выяснилось твое произволение принять небесные сокровища, выяснилось твоею молитвою и твоею жизнью.

Придут в недоумение пред величием молитвы Господней все, без исключения, рабы Господни. Десницею Бога рассыпаются божественные щедроты. И самый праведник признает себя недостойным их, а прошение их непозволительным для себя. Тем более недоумение поразит грешника, сознающего себя достойным одних казней. Недоумение это разрешается объяснением, приводящим от недоумения к недоумению. Молитва Господня дарована человекам прежде, нежели совершилось окончательно их искупление; они названы сынами и призваны к правам сынов прежде усыновления, прежде возрождения Крещением, прежде участия в Тайной вечери, прежде обновления Святым Духом. Молитва Господня дарована грешникам1). Где действует Бог, там все возможно и все непостижимо.

Дана молитва Господня грешникам, и прежде всего они научаются просить у Бога, Отца своего, «да святится имя Его»,

В этом прошении человека заключается сознание в греховности, в падении. В этом прошении заключается прошение о даровании искреннего покаяния.

Мф.6:9, Лк.11:2. Да святится имя Твое

Мф.6:10, Лк.11:2. Да приидет царствие Твое!

«Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк.17:21). Какая дивная последовательность в молитве Господней! Этою последовательностью изображается последовательность, постепенность, возвышенная и святая система духовного преуспеяния. После прошения о даровании совершенного богопознания Господь научает усыновленного Богом человека просить, чтоб в душу его низошло Царство Божие. Этого царства Он повелевает просить смиренною, но сильною молитвою веры. Верующему невозможно не получить его. Обетовано оно Словом Божиим: «Имеяй заповеди Моя, и соблюдаяй их, той есть любяй Мя»; в ком святится имя Мое, «той есть любяй Мя: а любяй Мя, возлюблен будет Отцем Моим» (Ин.14:21). «Аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет»; «аще кто любит Мя», в том будет святиться имя Мое, «и Отец Мой возлюбит его, и к нему приидем, и обитель у него сотворим» (Ин.14:23).

Ощутивший в себе Царство Божие соделывается чуждым для мира, враждебного Богу. Ощутивший в себе Царство Божие может желать, по истинной любви к ближним, чтоб во всех их открылось Царство Божие. Он может непогрешительно желать, чтоб настало на земле видимое Царство Божие, потребило с лица земли грех, установило на ней владычество Правды. Из этого состояния святой Иоанн Богослов молитвенно отозвался к Господу, беседовавшему с ним в духовном его восторге, обетовавшему прийти скоро для окончательного решения судеб мира: «Ей, гряди, Господи Иисусе» (Откр.22:20): земля преисполнена беззаконий, нуждается в очищении и обновлении». Неприготовленный удовлетворительно, видящий свой душевный храм еще в горестной пустоте, без жителя – Бога, просит о противном. Он просит о даровании времени на совершение подвига, подобно тому вертоградарю, который умолял господина, повелевшего посечение бесплодной, таинственной смоковницы: «Господи, остави ю и на се лето, дóндеже окопаю окрест ея», отделив ее от истощающих силы ее пристрастий, «и осыплю гноем» – смирением и покаянием (Лк.13:8).

Мф.6:10, Лк.11:2. Да будет воля Твоя, яко на небеси, и на земли;

Небом названы небожители: ими воля Божия совершается непорочно, неупустительно. К воле Божией они уже не примешивают своей воли! У них уже нет отдельной воли! Воля их слилась воедино с волею Божиею. Над ними исполнилось то, чего испрашивал Спаситель Мира у Бога-Отца для учеников и для всех последователей Своих, человеков: «Не о сих же, – апостолах, – молю токмо, но и о верующих словесе их ради в Мя: да вси едино будут: якоже Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в Нас едино будут. да будут едино, якоже и Мы едино есмá: Аз в них, и Ты во Мне: да будут совершéни во едино» (Ин.17:20–23).

Мф.6:11. Хлеб наш насущный даждь нам днесь;

По достоинству пищи, по тому действию, которое совершается от вкушения во вкушающих, Господь наименовал Плоть Свою единою истинною пищею, а Кровь свою единым истинным питием обновленного искуплением человека (Ин.6:55). Обыкновенная пища сынов ветхого Адама, общая им с бессловесными животными, истребляемая пищеварением и не могущая устранять смерти, это «брашно гиблющее» (Ин.6:27), недостойно наименования пищи, когда явился «хлеб насущный», хлеб небесный, хлеб, уничтожающий смерть, преподающий вечную жизнь (Ин.6:58).

«Хлеб наш насущный – так пишется прошение святым евангелистом Лукою – подавай нам на всяк день» (Лк.11:3). С прошением совмещено заповедание, возлагающее на христиан обязанность, столько ныне упущенную, ежедневного приобщения святым Тайнам.

Сказав «на всяк день», Господь выразил этим, что без сего хлеба мы неспособны провести ни одного дня в духовной жизни. Сказав «днесь», выразил этим, что его должно вкушать ежедневно, что преподание его в протекший день недостаточно, если в текущий день не будет он преподан нам снова. Ежедневная нужда в нем требует, чтоб мы учащали это прошение и приносили его на всякое время: нет дня, в который бы не было необходимо для нас употреблением и причащением его утвердить сердце нашего внутреннего человека»6).

Мф.6:12. И остави нам дóлги наша, яко и мы оставляем должником нашим.

Лк.11:4. Не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго.

Второю половиною прошения объясняется первая. Искушениями называются здесь те истинно несчастные случаи и бедствия, когда мы за наше собственное произвольное стремление к греху предаемся во власть диавола и погибаем, как подвергся этому Иуда Искариотский. «Вниде в онь сатана», говорит о нем Писание (Ин.13:27). Не научает нас прошение отвергать скорби, необходимые для нашего спасения, охраняющие нас от наших страстей и демонов»8).

«Благоволю», говорит апостол о тяжких скорбях, которым он подвергался, «благоволю в немощех, в досаждениих, в бедах, в изгнаниих, в теснотáх по Христе: егда бо немощствýю, тогда си́лен есмь» (2Кор.12:10). Попущены были Промыслом Божиим эти скорби апостолу, как сам он объясняет, чтоб предохранить его от превозношения (2Кор.12:7). Господь даровал в удел последователям Своим, на все время земного странствования их, скорби. «В мире скорбни будете» (Ин.16:33), сказал Он апостолам, а вместе с ними и всем христианам: «аще от мира бысте были, мир убо свое любил бы. Якоже от мира несте, но Аз избрах вы от мира, сего ради ненавидит вас мир (Ин.15:18–19). Будете ненавидимы от всех имене Моего ради» (Лк.21:17). «В терпении вашем стяжи́те души ваша» (Лк.21:19). Вместе с догматами веры христианской святой апостол Павел проповедовал вселенной, «яко многими скорбми́ подобает нам внити в Царствие Божие» (Деян.14:22). В Послании к Евреям апостол говорит, что все благоугодившие Богу подвергались наказанию и вразумлению от Господа, что не подвергающиеся им отвержены Богом, как чуждые Ему (Евр.12:8).

«Не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго!» Не только не попусти, чтоб возобладали нами страсти, посредством которых мы подчиняемся диаволу, но избавь и от того плена, в котором мы находимся у диавола по причине падения нашего! Не попусти нам увлечься греховною волею нашею, исполнением которой мы обманываем и губим себя! Не попусти обольститься мыслями и учениями ложными! Не попусти победиться сребролюбием, славолюбием, властолюбием! Не попусти, чтоб мы поработились сластолюбию и сладострастию в то время, как обилуем земными благами, а малодушию и ропоту, когда мы окружены лишениями! Не попусти нам согрешать! Не попусти, чтоб объяла нас гордость, когда проводим жизнь добродетельную, и не поглотили нас безнадежие и отчаяние при каком-либо преткновении.

Началом молитвы Господней, которым дозволено человеку относиться к Богу, как к отцу, объясняется причина возвышеннейших прошений, составляющих молитву. Сын может просить у отца всего, что имеет отец. И мы в молитве Господней просим Бога, чтоб Он даровал нам Себя в неотъемлемое имущество наше, чтоб Он жительствовал в нас, учредил в нас Свое царство, чтоб мы чрез это взаимно жительствовали в Нем, – царствовали при посредстве Его над всем. Началу соответствует заключение молитвы Господней. На бесконечной благости Божией к человечеству основывается необъятность прошений; на всемогуществе Божием утверждается убеждение в услышании и получении прошений.

Мф.6:13. Яко Твое есть царствие, и сила, и слава во веки. Аминь.

Такими словами веры запечатлевается молитва Господня! Ими признается и исповедуется единая существенная, всеобъемлющая власть – власть Бога. От исповедания ее христианин делается свободным, как и Господь объявил слепотствующему Пилату, хвалившемуся своею властью над Ним: «Не имаши власти ни единые на Мне, аще не бы ти дано Свыше» (Ин.19:11). Духовная свобода есть достояние совершенных христиан. О ней сказал апостол: «идеже Дух Господень, ту свобода» (2Кор.3:17)9). Когда откроется пред взорами ума, очищенного покаянием и просвещенного благодатью, всемогущество Бога, тогда могущество и ангелов и человеков нисходит в ничтожество (1Кор.7:21–23), тогда верующий и молящийся исповедует великую истину «яко» единому Богу принадлежит «царство, и сила, и слава во веки». Молитва Господня не устраняет продолжительного пребывания в молитве: пример и продолжительного и всенощного моления, столько нужного для нас и полезного, подал Сам Господь» (Лк.11:1, 9:18, 6:12).

Молитва Господня не соделывает ненужными или излишними прочих молитвословий, принятых и установленных святою Церковью: она составляет собою сущность их; она служит правилом для них; она научает нас, что и в прочих молитвах наших мы должны просить у Бога одних духовных благ10). Все молитвы, написанные святыми отцами, употребляемые в святой Церкви, удовлетворяют этому святому требованию: источник всех их – Святый Дух, преизобильно вещающий в молитве Господней. Не благоугодно Искупителю нашему, искупившему нас ценою Своей бесценной крови для блаженной вечности, чтоб мы стужали Ему о чем-либо тленном и временном11). Если необходимость заставит приступить к величию Божества с прошением о временной нужде нашей, то совершим это с осторожностью и благоговением, без увлечения и разгорячения, без красноречия, в немногих смиренных словах, заключая молитву предоставлением себя и своего прошения воле Божией. Воспрещено нам плотское многословие и витийство в молитве; воспрещены прошения о земных благах и преимуществах, прошения, которыми одними преисполнены молитвы язычников и подобных язычникам плотских людей, заботящихся об одном земном и временном, забывших заботы о вечном»12).

«Молящеся, не лишше глаголите, якоже язычницы», – повелел Господь нам, установляя и даруя нам молитву Господню: «мнят бо, яко во многоглаголании своем услышаны будут; не подобитеся убо им: весть бо Отец ваш, ихже требуете, прежде прошения вашего» (Мф.6:7–8). «Ищите прежде царствия Божия и правды его» – той божественной праведности, которая вводит в него, – «и сия вся» – все потребности земной жизни – «приложатся вам» (Мф.6:33). Аминь.

Заимствовано из отеческих писаний, преимущественно из 9-го собеседования преподобного Кассиана Римлянина

Из чего состоит молитва «Отче наш»

01.01.12, 12:00

Молитва Господня состоит из призывания, семи прошений и славословия. При этом сами прошения находятся в тесной связи между собой. «Отче наш» — это не только одна из важнейших молитв, употребляемых Церковью. Это данный самим Богом совершенный образец правильного молитвенного устроения души, это выраженная в емких словах и заповеданная Христом система жизненных приоритетов.

Призывание: «Отче наш, Иже еси на небесех»

В призывании Бог называется Отцом. С одной стороны, это проявление милости Божией, с другой — называть Бога Отцом может только тот, кто искренне хочет жить по вере, подчиняя свои желания разумной Его воле. Произнося первые слова молитвы Господней, выражается готовность и принимается обязанность любить Бога Отца всем разумением и сделать все зависящее, чтобы стать детьми, Его достойными. Господь научает возносить молитву не от лица только себя, но и от всех ближних, почему не говорит «Отче мой», а «Отче наш» (. «Этим самым Господь повелевает, — разъясняет святитель Иоанн Златоуст, — возносить молитвы за весь род человеческий и никогда не иметь в виду собственных выгод, но всегда стараться о выгодах ближнего». Господь называется «сущим на небесех», поскольку Он, хотя и вездесущ, но в Священном Писании (Пс. 2, 4; 102, 19) и у святых отцов небеса представляются местом особого Его присутствия. «Сказав «на небесех», — рассуждает блаженный Феофилакт, — Господь не ограничивает ими Бога, но слушателя возводит к небесам и отводит от земного».

Первое прошение: «Да святится имя Твое»

Имя Господне само по себе свято и славно без всякого прославления, но среди верующих оно может прославляться их высокой нравственной жизнью (Мф. 5, 16), и хулиться противоположными поступками (Ис. 52, 5). Поэтому Господь и внушает тем, которые называют Бога Отцом и носят имя христианина, чтобы они просили Бога сподобить их прославлять Его своею жизнью, своими добрыми делами и распространять Его славу между людьми (Мф. 5, 16).

Второе прошение: «Да приидет Царствие Твое»

Этим прошением усиливается первое прошение. Если просим, чтобы пришло к нам Царствие Божие, то, как утверждает святитель Григорий Нисский, «в действительности умоляем Бога об избавлении от тления, смерти, от уз греха и страстей, о прекращении борьбы плоти с духом, и вселении на место всего порочного — духовного: мира и радования». Прошение о Царствии есть благоговейное желание, чтобы Царство Божие, распространяясь на земле, утверждалось в душах верующих и в свое время привело их в «наследие нетленно и нескверно и неувядаемо, соблюдено на небесех» (1 Пет. 1, 4).

Третье прошение: «Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли»

Мы должны стараться вести такую жизнь, чтобы исполнять здесь на земле Его святую волю так, как исполняют ее Ангелы в светлых небесных обителях. «Прежде достижения неба, — говорит святитель Иоанн Златоуст, — надо землю сделать небом, чтобы и живя на ней так поступать и говорить, как бы находились на небе». А так как мы на пути к Царству Небесному окружены разнообразными соблазнами, то в третьем прошении мы молим Господа укрепить нас в добре, в подчинении своей воли Его воле. «Естество человеческое, — поучает святитель Григорий Нисский, — однажды приведенное в расслабление пороком, немощно для добра. Ибо человек не с такою легкостью, с какою доходит до худого, возвращается от него опять к доброму. Посему, когда действует в нас стремление ко злу, то не бывает потребности в содействующем, потому что порок сам собою довершает себя в воле нашей. Когда же возникает возжелание лучшего, то потребно бывает, чтобы Бог помог привести его в исполнение».

Четвертое прошение: «Хлеб наш насущный даждь нам днесь»

С этого прошения начинается вторая часть молитвы Господней. Первые три относились преимущественно к славословию Имени Божия, следующие четыре составляют просьбу о благах личной жизни молящегося. Словами четвертого прошения мы молим Господа, чтобы Он дал нам на этот день все необходимое для нашего существования: как телесного, так и душевного. Для телесной жизни нужны пища, одежда и жилище. Но это попечение о естественных потребностях не должно заглушать памяти о Божием Промысле. Ограничивая естественные потребности строгой необходимостью, христианин больше помышляет о хлебе духовном — слове Божием (Мф. 4, 4), о Святых Таинствах и особенно заботится о Таинстве Причащения (Ин. 6, 53-56). «Хлеб обыкновенный, — поучает святитель Кирилл Иерусалимский, — не есть насущный, а сей святой хлеб (Тело и Кровь Господа) есть насущный. Сей хлеб сообщается всему твоему составу к пользе души и тела». В этом прошении молящийся подчиняет низшие стремления материальной природы высшим потребностям и связывает с Богом свою вседневную жизнь, свое настоящее.

Пятое прошение: «И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим»

Под долгами здесь понимаются грехи. Пред Богом, как говорит святитель Филарет, митрополит Московский, «наши долги многочисленны». Нет человека на земле, который мог бы сказать, что он безгрешен. «Кто бо чист будет от скверны?» — спрашивает ветхозаветный праведник Иов и отвечает: «Никтоже, аще и един день житие его на земли» (Иов. 14, 4-5). Но как бы ни были тяжелы грехи, Господь прощает их по вере в Его искупительные заслуги и при условии, если мы простим и наших должников. «Спаситель тебя самого виновного делает судьею над самим собою, — говорит святитель Иоанн Златоуст, — и как бы так говорит: какой ты сам произнесешь о себе суд, такой же суд и Я произнесу о тебе. Если простишь своему собрату, то и от Меня получишь тоже благодеяние, хотя это последнее на самом деле гораздо важнее первого». «Не забудем же миловать прежде, нежели просить помилования», — поучает святитель Филарет (Дроздов).

Шестое прошение: «И не введи нас во искушение»

Недостаточно просить прощения грехов, христианину необходимо стремиться к тому, чтобы более их не совершать. «Бесполезно было бы и прощение грехов, — говорит святитель Филарет, митрополит Московский, — если бы мы всегда возвращались к ним с прежнею слабостью». Искушениями называются такие случаи жизни, когда легко можно впасть в грех. По заключению святого Кассиана, здесь прошение не вообще избавить от искушений, так как они часто требуются для твердости добродетелей, а прошение, чтобы Господь не попустил быть побежденными ими. Главным виновником искушений бывает диавол, поэтому следующее прошение и состоит из моления об избавлении от него.

Седьмое прошение: «Но избави нас от лукаваго»

Диавол непрестанно строит козни, пользуясь всеми средствами для достижения своих пагубных намерений, со своей стороны мы не должны предаваться духовной беспечности, но быть всегда готовыми вступить в брань с ним. Но так как мы сами, по нашей немощи, не можем с успехом с ним бороться, то Христос дает наставление — обращаться за помощью к Богу. «Мы бессильны устоять против него, — замечает Симеон, архиепископ Солунский, — потому что он естества тончайшего, чем мы, лукав и сна не знает, изобретая и сплетая бесчисленные против нас козни. И если Ты, Творче и Владыко всяческих. не исхитишь нас, то кто силен избавиться от него?».

Славословие: «Яко Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь»

В последних словах содержится твердая надежда на получение просимого. Не бессмысленны вера и любовь к Богу, не бесцельна борьба со злом: «Господь — Царь всего, имеет вечную державу, может сделать все». Произносимое в конце молитвы слово «аминь» служит выражением того, что молитва приносится с верою и без всякого сомнения, как учит апостол Иаков: «Да просит же верою, ничтоже сумняся» (Иак. 1, 6).

Подготовил Дмитрий БОРИСОВ

Осмысление молитвы Отче наш
Оценка 5 проголосовавших: 1
Читайте так же:  Серафим Саровский молитвы

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here