Молитва к Николаю гурьянову

Полное описание: Молитва к Николаю гурьянову - для наших любимых читателей.

Старец протоиерей Николай Гурьянов

храм в честь Казанской иконы

Божией Матери в городе Тосно

Наше поколение – молодежь семидесятых годов – было очень активной, духовно ищущей. Мы искали истину, искали людей, которые могут показать путь к истине. Когда мы пришли в церковь, то почти все питерские прихожане молодого поколения (а было нас тогда не так уж много) знали друг друга, если что-то открывалось в духовной жизни, старались поделиться. Так, когда узнавали о духовно опытных людях, старались к ним съездить, чтобы учиться правильной духовной жизни. Мы ездили в Каменный Конец к отцу Василию Швецу, к блаженной /Любушке, к отцу Павлу (Груздеву), к отцу Науму в Троице-Сергиеву Лавру. Архимандрит Наум стал моим духовником. И оказалось, что все священники, с кем мы встречались, к кому ездили за советом, очень почитают протоиерея Николая Гурьянова с острова Залит. Почитали его как опытного и в то время по возрасту самого старшего из духовников, как молитвенника, потому что сами условия его жизни располагали к молитвенному подвигу. Вот мы на приходах – в основном ремесленники, к нам народ идет с требами, мы постоянно в этой круговерти. А отец Николай много лет жил в таких условиях, что люди его особенно не донимали, и он имел возможность молиться.

Я поехал к отцу Николаю именно с вопросом о молитве. Впервые тогда прочитал книгу С. Большакова «На высотах духа», где рассказывается о том, как православный мирянин учился молитве у подвижников, «собирал мед духовный», ездил к разным подвижникам именно для того, чтобы научиться правильно молиться. Потому что от этого все в жизни зависит. Нельзя не убавить, не прибавить. Нужно исполнять свою меру, это как на работе: хорошо работаешь, норму выполняешь, хорошо тебе платят, плохо работаешь, ничего не получаешь. Так в молитве, если прибавляешь или убавляешь, молитва превращается в забаву. И за это расплачиваешься. Чем? Болезнями, жизненными неприятностями. Правильно и хорошо молишься, и жизнь твоя течет в нужном русле. У меня были проблемы в личной жизни тогда, я понимал, что что-то не так с молитвой, и потому поехал к старцу Николаю. Кроме того, я чувствовал необходимость пересмотра жизненного пути. Я был в то время геодезистом, работал зав. лабораторией в Горном институте, много путешествовал по стране, но уже чувствовал духовную неудовлетворенность, душа искала иных путей.

Очень мне запомнилась та первая поездка к батюшке. Я доехал до Пскова, сел на «Ракету». На острове вышло три человека – двое местных, и я. Я направился в глубь острова, а навстречу мне батюшка. А я даже не знал, как он выглядит. Несу в подарок арбуз и два батона. Спрашиваю его:

А вы не знаете отца Николая?

Так ведь он в Москве.

А как бы ему гостинец передать?

Да ладно уж, заходи.

Зашли мы в келью, присели к столу с многоведерным самоваром, за занавеской спальня, на стене икона Страшного суда.

Разговаривали мы очень долго. Я спрашивал о своих жизненных проблемах, но в основном мы говорили о молитве.

Считаю, что к духовным людям с этим и нужно ездить: «Батюшка, научи молиться!» А не то что: «Вот фотография, скажите, батюшка, хороший это человек или плохой, нужно за него замуж выходить?»

Или, как бывает обычно, спрашивают: «А если так?» – «Ну, помолись». – «А если так?» – «Помолись». – «А если вот так?» Так что же, старец – гадалка?

Потому старец и отвечает некоторым однозначно, что не видит, что человек способен на труд духовный, что он сам способен поразмышлять, молитвенно поискать воли Божией.

Про себя скажу, что в мой первый приезд старец Николай не дал мне никаких житейских советов. Он так же только сказал: «Молись». И наставил на молитвенном правиле, как и сколько я должен молиться. И потом это принесло плоды – я стал служить в церкви, сначала алтарником, потом псаломщиком, потом дьяконом, а потом уже Господь меня сподобил священства. И с семейными у меня все, слава Богу, устроилось. Не сразу, не без искушений, постепенно, но устроилось.

И потом я понял главное – учиться нужно всегда у Церкви. То есть жить церковной жизнью, ровно, последовательно, и все будет устраиваться, открываться постепенно, без рывков, без надрыва.

Потом я ездил к старцу еще раз, чтобы утвердиться в том, что я иду правильно. То есть в миру оставаться или служить в Церкви. Я склонялся к последнему, но хотел узнать мнение старца, на правильный ли путь я встал. Он благословил меня готовиться к церковному служению. Но именно готовиться, а не искать, не вымогать.

Так старец Николай дал мне направление духовной работы на всю жизнь, этим путем я и иду.

Потом, когда уже к старцу поехали толпы, я на остров не ездил. Я ездил к матушке Любушке, Бог дал и причащать ее уже в Вышнем Волочке, часто ездил к старцу Павлу (Груздеву) в Ярославщину.

И из общения с этими молитвенниками я понял, что нужно уметь правильно задавать вопросы. Вот сейчас слышишь: «Старец Николай благословил, а так не получилось. Благословил на брак, а он развалился. Благословил на священство, на монашество – и одно искушение вышло из этого. Как же так? » Но дело вовсе не в том, что старец ошибся, а в том, что к старцу подходили, как к оракулу, как к волшебнику. И это не только к старцу Николаю относилось и относится.

Так как я к старцу в последние годы не ездил, приведу аналогичный пример с матушкой Любушкой. Приехала ко мне на приход какая-то женщина, и давай меня учить духовной жизни. Я ее спросил: «Кто тебя на это поставил?» – «Матушка Любушка». – «А как?» – «Я ей рассказала о своих откровениях, духовных снах. О том, что хочу людей учить. А она сказала: «Как хочешь». И вот человек делает, как хочет.

К старцу идут с вопросом, заранее ожидая ответа. Он видит, что человек не слышит его, повторяет ему его же намерение, – пусть шишки набивает и через это учится мудрости духовной. Духовные вещи необъяснимы, тут нельзя с грубой логикой лезть. Если ты идешь к старцу, то ты должен подготовиться к этому и ловить каждое его слово, а не думать о своем. Например: «Жена в церковь не идет, не хочет. Венчаться не хочет». – «Захочет. Привези ее ко мне, я с ней поговорю». Она так и не захотела к старцу ехать, и в церковь ходить не захотела, но венчалась, правда, не потому, что захотела, а только потому, что ее уговорили, почти заставили. И брак тут же распался. Так что же, старец в этом виноват? Надо было внимательно слушать и выполнять его благословение в той последовательности, которую он открыл, а не механически.

И теперь явно, что многое из того, что приписывают старцу – не он говорил, а от него говорили. Не искали воли Божией, а ехали уже с определенным решением: «Я знаю, что надо делать, чтобы было хорошо». Ну вот, старец и благословлял, видя такую внутреннюю установку, а потом человек набивал шишки и начинал учиться серьезной духовной жизни, в которой нет ничего механического. Часто люди ехали именно с такой формулировкой: «Батюшка, помолитесь, чтобы. » А может, молиться нужно совсем о другом? «Батюшка, благословите на то-то и то-то». А может, нужно сначала спросить: «А нужно ли мне это делать?» Но человек уже заранее убежден, что «его дело правое», нужно только благословение получить. Поэтому старец часто на все вопросы отвечал только: «Помоги вам Господи, спаси Господи», то есть как Бог Сам все устроит, так и будет.

Читайте так же:  Утренние молитвы перед венчанием

Опять приведу пример из жизни Любушки Сусанинской. Однажды мы приехали к ней с одним студентом Духовной Академии, у него был вопрос: где ему найти духовника? Она ему ответила: «Выбирай: отец Николай Кузьмин, отец Богдан из Никольского и отец Василий с Серафимовского». И я спросил: «А мне духовника?» К отцу Науму уже редко приходилось ездить – я был уже рукоположен и послан в деревенский приход, там было очень много забот, не выбраться было в Лавру. И Любушка мне ответила: «А ты у Бога спрашивай». Я был в недоумении: «Как это – у Бога спрашивать? Руки к небу воздымать, Ангелы к тебе спустятся и будут тебя учить? Что- то не то». А потом, со временем, по жизни до меня дошло: «Читай Евангелие каждый день и смотри, как Он поступал, так и ты старайся. Так и учись постоянно. Ситуации ведь одни и те же. И тогда люди голодали, болели, были у них семейные неурядицы, с властями неприятности были». Так нужно постоянно учиться вере. Все мы еще по-настоящему неверующие люди, если бы я веровал, то я бы уже по воде ходил.

А старцы, подвижники – они верующие люди. Но их слова, их советы обычной логикой не познаются. Продолжу тот пример, о котором рассказывал. Тот семинарист (теперь он священник), который спрашивал Любушку о духовнике, пошел к отцу Василию Ермакову, а через него к нему потом пришел и я. Отец Василий и рекомендовал меня на священство, у него на Серафимовском кладбище служил я целый месяц после рукоположения во священники. Так все в духовной жизни совершается постепенно, не вдруг. По молитве Бог все устраивает.

А то мы святых превращаем в мифы, их слова, их жизнь истолковываем по-своему. И внимание обращаем в основном на внешнее: во что одевался, где был, каких людей привечал, а главное не это, главное – как молился святой. Как, например, отец Павел (Груздев) учил молиться. Так, как будто ты упал в колодец и видишь, кто-то мимо идет, ты ведь не будешь говорить: «Кидай веревку, где ты раньше был?» Нет, ты будешь упрашивать: «Спаси меня, помоги мне».

Старцы, подвижники – это те, кто правильно молится. И Бог дает им Свои дары. А мы все умничаем. Вопросы любим задавать, хотим, чтобы у нас в жизни все поскорее да получше разрешалось. А нужна верная основа жизни для каждого человека – правильная молитва, и учиться нужно всю жизнь у Церкви, остальное приложится.

Старец протоиерей Николай Гурьянов

Свидетельства о чудотворениях – исцелениях души и тела, явленных по молитвам старца, многочисленны и подобны тем, о которых мы читаем в житиях прославленных подвижников. Будущий составитель официального церковного жития старца (в то, что прославление протоиерея Николая Гурьянова рано или поздно должно свершиться, все мы – почитатели старца – твердо веруем) должен будет составить подробный список с указанием имен и места жительства свидетелей, с указанием того, где, когда и каким образом они получили исцеления благодаря молитвенной помощи старца. Мы же сейчас только проведем классификацию запечатленных в воспоминаниях случаев, то есть назовем наиболее распространенные.

Поражает «широкая специализация» старца при врачевании различных заболеваний. Люди свидетельствуют: придя к старцу с застарелыми недугами, они уходили исцеленными. Множество болезней отступили по молитвам старца. Тут и болезни внутренних органов: почек, желудка, кишечника; гипертония; кожные заболевания; радикулит; разрешение немоты и заикания; разрешение бесплодия. К этим же чудесным изменениям немощной природы человеческой можно отнести и то, что по молитвам старца у людей появлялся музыкальный слух (и они могли петь и читать на клиросе, что прежде не удавалось), просветлялся ум в познании трудных предметов во время учебы, совершенствовались профессиональные навыки (которые прежде давались большим трудом).

Старец помазывал больные места маслицем, совершал над больным местом крестное знамение, иногда слегка ударял по больному месту, хлопал и поглаживал, дергал за ухо или за нос. Однажды кинул яблочко в толпу и попал в больной глаз женщине, и глаз перестал болеть. То есть за юродивыми действиями батюшка скрывал проявление силы Божией.

Иногда благодаря молитвам старца Николая находилось необходимое для лечения лекарство и опытный доктор, иногда же наоборот, старец действовал вопреки медицине. Так произошло с приснопоминаемым митрополитом Питиримом (Нечаевым). «Батюшка исцелил его от сахарного диабета. Когда они разговаривали в домике, отец Николай вдруг говорит владыке:

– Батюшка, у меня диабет!

– Ничего, откройте рот.

И кладет ему в рот ложку за ложкой сахарный песок. Владыка испугался:

От такой дозы сахара действительно можно было умереть. А старец, пока владыка этот сахар пытался проглотить, все приговаривал:

– А вы говорите «диабет»!

Так произошло исцеление. А еще он дал владыке с собой пирожки для больной сестры». 38

Также против медицинских показаний произошло явное исцеление больного ребенка. У девочки был рак и несвертывание крови, она уже была приговорена к смерти. Мать поехала с обреченной дочерью на остров. «Подошла к воротам, прижалась лбом и начала молча, про себя, молить: «Батюшка Николай! Спаси, спаси! –дите мое умирает!» Так я молилась и рыдала.

И вот что произошло. Через какое-то время открылись ворота и выходит кот. Подходит он прямо к моей дочери, и та начинает с ним играть. Мы с мужем приходим в ужас: вдруг он ее поцарапает, кровь-то не сворачивается! Кот действительно царапает дочку. Мы цепенеем и ждем самого страшного. А кровь. покапала и перестала». 39

Последний случай показывает, что главным в исцелении была молитва, а внешние действия второстепенны.

Зачастую поначалу люди и не замечали, что с ними произошло. Только вернувшись домой, и, придя на очередное медицинское обследование или сдав анализы, к удивлению врачей они обнаруживали, что от болезни не осталось и следа.

В тех случаях, когда исцеление было тут же явлено болящему, старец часто говорил по- евангельски: «Только не оставляйте духовной жизни».

Верующие врачи признавали чудотворный дар старца и изумлялись ему. Известный в Петербурге специалист в области УЗИ диагностики А. О. Терещенко рассказывает: «Одна моя пациентка ездила за два года до его кончины к старцу с вопросом: надо ли ей делать операцию по причине камней в почках. Старец ответил: «Пока не надо, а вот через два года благословляю». И крестик дал, как благословение, а потом добавил: «А иконочку передай Нине». Никакой Нины она не знала, так и досталась у нее до времени эта иконочка. А та самая Нина, как выяснилось потом, рвалась в это время на остров и не могла попасть.

И вот через два года обе эти женщины оказались в больнице в одной палате, после операции. Познакомились – и икона нашла своего хозяина». 40

Главным в чудотворениях-исцелениях старца Николая было то, что он ставил правильный диагноз болезни души и помогал человеку покаяться. Таким образом происходили многочисленные освобождения от пристрастия к табаку и алкоголю, водворение мира в семье, приход к вере людей, проживших долгие годы в атеистическом плену.

Читайте так же:  Молитва после освещения дома

И еще: видевшие, как батюшка сострадает больным людям и вообще всем, его посетители учились состраданию друг другу, взаимопомощи, поддержке. А это служило спасению души. Надеемся, что и наш рассказ заставит кого-то проверить себя: как мы относимся к нашим ближним, учимся ли чему-то у батюшки?

Молитва к Николаю гурьянову

В гостях у журналистов газеты

ДОКЛАД НА XVII НИКОЛАЕВСКИХ ЧТЕНИЯХ

СТОДЕСЯТИЛЕТИЕ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ

Служба пророку И чудотворцу, Безмезднику и великомученику, другу Цареву Григорию Русскому

Праведный старец Николай (Гурьянов) о святом благоверном Великомученике-Царе Иоанне Многомилостивом и Грозном

Вступительное слово схимонахини Николаи (Гроян) на XIV Николаевских Чтениях. Москва. 22 мая 2016

Почитание подвижников благочестия

Отче любви

Молитва по соглашению о спасении наших душ

«Господи Иисусе Христе, сыне Божий, молитвами царственных великомучеников, помилуй нас, грешных, и спаси землю Русскую». От поклонения лжемощам

Дорогие братия и сестры! Будем умолять Христа Спасителя, дабы ОН не попустил на нашей Русской Земле, обагренной Кровию Царственных Великомучеников, страшного беззакония — поклонения лжемощам, признания Церковию так называемых «екатеринбургских» останков неизвестных людей ЗА ЦАРСКИЕ МОЩИ.

В последнее время мы видим агонию наследников цареубийц — многоликих каббалистов-фальсификаторов, безуспешно пытающихся выдать «екатеринбургские останки» за «царские». Они хотят принудить народ почитать эти кости за Мощи Августейших Страдальцев, дабы потом, опираясь на самые «последние» научные исследования-эксперименты, объявить о своей «ошибке» и тем самым заставить Православных духовно участвовать в цареубийстве.

Ведь не зря же «переписчик» Русской Жизни Э. Радзинский, выступая по каналу НТВ 17 июля 1998 года после захоронения лжеостанков в Императорской Усыпальнице откровенно признался: «Второе убийство Царя Николая Второго закончено». Сейчас уже готовится — третье цареубийство, в которое втянули Московскую патриархию.

Но никто из ЦЕРКВИ ВЕРНЫХ не поклоняется и не поклонится мнимым останкам! Церковь слышит Слово Святых, а не Следственного комитета. Истина только одна: это не Царские Мощи. Августейшие Страдальцы были зверски, ритуально умучены, а Их Святые Мощи сожжены. «Они растворились в нашей земельке», — свидетельствовал великий Старец последних времен отец Николай (Гурьянов), которому по словам другого праведника наших дней, Старца Кирилла (Павлова) — «все было открыто о Царской Семье».

«Господи! Что они с Ними со Всеми сделали! — плакал отец Николай. — Страшнее всяких мучений! Ангелы не могли зреть! Ангелы рыдали, что они с Ними творили! Земля рыдала и содрогалась. Была тьма. Умучили, разрубили страшными топорами и сожгли, а пепел выпили. С чайком. Пили и смеялись. И мучились сами, окаянные жиды. Ведь они Святую Кровь Их пили. Пили и боялись освятиться: ведь Кровь Царская — Святая. Изверги умучили не просто Царя, а принесли в ритуальную жертву образ и подобие Христа Господа. А это — сугубый грех, вопиющий к Небу. Имена тех, кто это сделал, не открыты. Мы их не знаем. Они не любили и не любят Россию, сатанинская злоба у них. Но Бог знает все! Помните, с Царем они заклали Русь. Как Их мучили! Никогда не забывайте: Царственный Мученик Своими страданиями спас нас. Если бы не муки Царя, России бы не было! Святой Царь Николай очень жалел и любил Россию, и спас Ее Своими мучениями. Он отдал на заклание Наследника Алексия, Отраду и Утешение Своего сердца.

Это была Его Царская Жертва — цена Царского выкупа за «люди согрешившия», в Евангельской силе удержавшая Россию на краю бездны. Детей истязали на глазах онемевших Святых Страдальцев, особо истязуем был Царственный Отрок. Царица не проронила ни слова. Государь весь стал белый». Позже святой Старец разъяснил: «Царь Николай, по великой любви к России и человеку, уничижился, мучился, страдал, пошел на Крест. Он простил всех, даже мучителей-извергов, окаянных убийц.

Видео (кликните для воспроизведения).

Но Бог не простит нас, если мы ни во что ценим Его страдания, творим ложь и слушаем сатану-человекоубийцу. Это он вливает яд лжи в ум и сердце бедных людей. И те, кто поверят клеветнику, и будут идти против Царя, творить зло с подложными останками, участь их страшная в Вечности!»

«ЦАРСКИХ ОСТАНКОВ НЕТ! ОНИ В СВОЕ ВРЕМЯ СОЖЖЕНЫ БЫЛИ», — сказал Батюшка Николай и потом строго добавил: «ХРАНИТЕ ТУ ИСТИНУ, КОТОРАЯ НЕОБХОДИМА В ВЕЧНОСТИ! ПОНЯЛИ? — ВОТ ЭТО — ГЛАВНОЕ!»

Не принимайте «поросенков подлог»! Знаемо да будет, что за это Господь строго истяжет на Страшном Суде. Сожженные Царские Останки будут обличать сожженных в совести своей всех участников беззакония, навязывающих миру лжемощи.Старец Николай о Честных Царских Главах говорил: «Они усечены были, не только Царя, а всех Мучеников, и увезены. Одно время были в Кремле. Бог весть, может даже в мавзолее. Над Ними такое творили, что сохрани Бог и говорить! Муки! Беззаконие! Окаянное издевательство сатанинское. Пляски бесовские». Отец Николай жил с этой страшной Правдой, хранил в своем сердце Истину о Царских Мучениях и открыл ее нам, Церкви. Он плакал и сокрушался всю жизнь, умоляя Господа простить всех: «Я с коленей не вставал, молился у Царского Креста», — говорил мне незабвенный Батюшка. До своего праведного успения в 94 года слезно молился Святой Царской Семье Старец.

Также рыдал и плакал Коля Деревенко, сын личного врача Цесаревича Алексия доктора В.Н. Деревенко, который последовал за Царской Семьей в ссылку. Николай Владимирович дожил до 97-летнего возраста, в эмиграции в Бразилии. Он никогда не рассказывал о своих детских впечатлениях, о Царственных Мучениках. Однажды, когда его очень настойчиво просили поделиться своими воспоминаниями, он не выдержал и с отчаянием воскликнул: «Как ты не понимаешь, что я всю жизнь стараюсь забыть этот ужас! Если бы я дал волю своим воспоминаниям, я бы не смог жить, не мог бы работать, не мог бы существовать, сошел с ума».

Что так потрясло душу двенадцатилетнего мальчика, какие воспоминания восьмидесятилетней давности остались для него пыткой? — «Как же вы не поймете, я просыпаюсь… И мне плакать хочется… Я не живу – я существую!» — говорил 97-летний Друг Цесаревича.

Если мы будем постоянно молиться краткой Исусовой молитвой, которую благословил нам Старец Николай, Господь и Царственные Великомученики поразят всех врагов видимых и невидимых и сохранят нашу Русскую Землю, нашу Церковь Святую от страшного беззакония — признания неизвестных так называемых «екатеринбургских останков» за «Царские Мощи».

Святой праведник Старец Николай говорил:

«ГОСУДАРЬ ВЫМОЛИЛ НАРОДУ РУССКОМУ ПОМИЛОВАНИЕ — И МЫ ПОМИЛОВАНЫ, УЖЕ ПОМИЛОВАНЫ. ЗА СВЯТУЮ ЖЕРТВУ ЦАРЯ. ИМЕННО ПОЭТОМУ ОН — ИСКУПИТЕЛЬ СВОЕГО НАРОДА. МЫ НЕ ИМЕНУЕМ ЕГО СПАСИТЕЛЬ, ИБО СПАСИТЕЛЬ У НАС ОДИН — ГОСПОДЬ НАШ ИИСУС ХРИСТОС, НО МЫ НЕ ДОЛЖНЫ УМАЛЯТЬ ЕГО БЛАГОУХАННУЮ ЖЕРТВУ БОГУ.ВЕЛИЧИЕ ЕГО ХРИСТОПОДРАЖАТЕЛЬНОГО ПОДВИГА САМОПОЖЕРТВОВАНИЯ, ЧЕРЕЗКОТОРОЕ ЧЕЛОВЕК УПОДОБЛЯЕТСЯ ХРИСТУ, НЕВОЗМОЖНО ОЦЕНИТЬ — ГОСУДАРЬ ОТДАЛ НА ЗАКЛАНИЕ НЕ ТОЛЬКО НАСЛЕДНИКА — ОН ОТДАЛ НА ЗАКЛАНИЕ ВСЮ АВГУСТЕЙШУЮ СЕМЬЮ — ЦАРСКУЮ СЕДМЕРИЦУ. ГОСПОДЬ УСМОТРЕЛ СЕБЕ СЕМЬ АГНЦЕВ, ЧТОБЫ ВОССТАЛА ИЗ ПЕПЛА НАША МНОГОСТРАДАЛЬНАЯ РУСЬ И ПРАВОСЛАВНОЕ ЦАРСТВО».

Духовная дочь и келейница Старца Николая схимонахиня Николая (Гроян)

6 июля 2017 года

Голосуем +7

  • Посмертное чудо старца Николая Гурьянова

    Через несколько часов после кончины старца, во время облачения его честного тела, произошло дивное чудо. Для видевших множество исцелений и чудес от подвижника, […]

    Через несколько часов после кончины старца, во время облачения его честного тела, произошло дивное чудо.

    Для видевших множество исцелений и чудес от подвижника, это событие стало естественным продолжением его святой жизни.

    Читайте так же:  Молитва чтобы муж снова полюбил жену

    Когда отцы поднесли старцу напрестольный Крест и Евангелие, дабы вложить их в руки, он бережно и благоговейно приподнял правую руку, простер ее, и сам взял Крест — так, как он всегда держал его при жизни. (Батюшка, держа Крест, всегда внимательно смотрел, чтобы его персты не заслоняли Распятого Спасителя…) И вот теперь, уже из вечности он послал весточку, что смерти нет, а есть Вечная Жизнь во Христе.

    Левую же руку старец приоткрыл – и облачавшие его отцы вложили в нее Святое Евангелие. Затем тихонько возложил на него сверху персты, при этом слегка приподняв левое плечо. Потому что Евангелие было тяжелым, в серебряном окладе.

    И в этом чудесном для мира явлении отец Николай уподобился своему «брату и любимцу», другу, сотаиннику, сомолитвеннику, с которым они «плакали о России» – батюшке Серафиму Саровскому… Когда духовник преподобного чудотворца, отец Илларион, хотел положить в руку его разрешительную молитву, то она сама разжалась и приняла молитву…

    Как мы ездили к батюшке Николаю Гурьянову

    Встрече с батюшкой Николаем Гурьяновым я обязан мусульманке, жене моего тюменского друга Степана из Тюмени. Степан вышел из простой деревенской семьи, где было девятеро по лавкам, и принадлежал к той редкой сегодня породе людей, чье «да» — это «да», «нет» — это «нет», а всякое лукавство их смущает и заставляет краснеть. Оказавшись в городе, они и там умудряются жить не спеша, основательно и серьезно. И когда приходится выбирать, мерят семь раз по семь, но уж если за какое дело берутся — с собаками не оторвать. Бог таких любит, а городские терпят, потому как надежные.

    Когда Степан пришел в Церковь, многое в жизни решил поменять. Первым делом убрал на бутылках с минеральной водой «Тюменская новая», которую разливают у него в цехе на источнике в родном Исетске, крестики с храмом на этикетке. Люди потом бутылки в мусор кидают — и получаются, что и святые кресты тоже в мусор, а это для православных недопустимо. Он с батюшкой это обсудил, и тот его горячо поддержал. Картинку уменьшили, чтобы подробности потерялись — и хорошо.

    Затем мой друг обратил свой взор на семью. А дома у него жена-мусульманка.

    Когда с духовной жизнью мой друг более-менее разобрался, обратил свой взор на семью. А дома у него жена-мусульманка. Пускай двадцать лет прожили душа в душу, пускай скоро внуки, но мусульманка же! В Церковь не ходит, книжки духовные не читает и вообще к духовным исканиям мужа относится с подозрением. Он, бывало, пробовал ее просвещать, но это у него не очень получилось. И решил тогда Степан найти себе жену православную, духовную, чтобы, держась за ручки, вместе в храм по воскресеньям ходить! Стал к теткам в платочках в храме приглядываться, разговаривать с ними на разные духовные темы с улыбочками да переглядами. Наш священник увидел, что дело плохо, и посоветовал нашему другу с каким-нибудь духовным батюшкой этот вопрос решить.

    И Степан предложил мне поехать с ним на Залит к старцу Николаю Гурьянову, а еще на Валаам, где у меня жили друзья. В монастырях он тоже никогда не был и очень хотел там побывать.

    На Северном Афоне мы встретили день преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев, и получили столько милостей от Бога, что слов никаких не хватит, после чего двинулись к отцу Николаю.

    На Залит мы приплыли рано утром. Стоял тихий солнечный день. Озеро блестело, как зеркало. Мы вышли на причал и увидели вдалеке высокого худого человека в задранной рясе. Фигура показалась до боли знакомой. Подходим ближе — а это отец Николай из Тюмени, который благословил нас на эту поездку! Оказывается, вместо санатория на море, где он должен был поправлять здоровье, он поехал к батюшке Николаю! Снял с матушкой и дочкой Серафимой домик на острове и каждый день напитывался общением с батюшкой. Это, говорит, для моего здоровья лучше всех санаториев вместе взятых! И повел нас в гости к себе — уху со снетками есть.

    Основательно подкрепившись, мы со Степой отправились к старцу Николаю Гурьянову, чей маленький зеленый домик стоял на соседней улице возле кладбища. Еще по дороге на остров мне очень хотелось что-нибудь ему подарить, только вот что. Книжки, иконы — все это и без меня дарили. А с Валаама у меня хранилась большущая праздничная просфора, которую мне благословил сербский иеромонах, чей монастырь разбомбили американские «миротворцы». Эту просфору я берег, а теперь решил подарить отцу Николаю. Со святого праздника от чистого сердца! Первым человеком, которого мы увидели возле домика батюшки, была знаменитая келейница, которая любила фотографов палкой колотить. Она и сейчас стояла на своем боевом посту и ругала какого-то незадачливого человека с фотоаппаратом, посмевшего батюшку снимать. «Ага, — кричала она на всю улицу, — сейчас фотографий нащелкаете, а потом в город поедете продавать! Знаю я вас!» Человек лепетал в ответ, что это на память, на всю жизнь, а она кричала еще громче и силилась стукнуть его палкой. Батюшка Николай что-то тихо ей сказал, и она недовольная ушла в дом.

    Когда подошла моя очередь, я взял у батюшки благословение и протянул свой подарок. Отец Николай взял просфору, подержал, посмотрел на нее и вдруг говорит, глядя мне в глаза: «Возьмешь ее от меня?» Я немного растерялся, но ответил: «От тебя возьму».

    Все правила приличия от неожиданности позабыл! Первая мысль в голове: «Скоро умру». А потом другая, приятнее: «Наверное, епископом стану». Вам смешно, а мне тогда не до смеха было! К счастью, ни того ни другого со мной не случилось…

    Я ничего у него не спрашивал — просто хотел повидать настоящего Божьего человека

    Затем отец Николай велел мне снять рубашку, помазал всего святым маслицем и благословил на прощанье. Я ничего у него не спрашивал, а просто хотел повидать настоящего Божьего человека, бывшего светильником веры в безбожном мире и окормлявшего великое множество верующих нашей страны.

    А затем мы пошли в храм святителя Николая помолиться у чудотворной иконы Матери Божьей «Благодатное Небо». В тяжелые смутные времена с этой иконы была похищена серебряная риза, и когда отец Николай приехал на остров, постарался убрать образ Матери Божией в подобающее одеяние. Игумения Тавифа из Свято-Духовского монастыря в Вильнюсе два года шила ризу Богоматери на голубом бархате. Когда риза была окончена и надета на икону, игуменья Тавифа почила от тяжелой продолжительной болезни. Вышитая ее руками риза и сейчас украшает святой образ.

    А со Степаном вот что было. Старец Николай, конечно же, не благословил его с женой-мусульманкой разводиться, а посоветовал делами свою веру перед ней исповедовать. И положиться на волю Божью. Так мой друг и сделал. Несколько лет супруга смотрела на него, смотрела, а потом тоже во Христа поверила! Потому что любящее сердце не обманешь: увидела она, что муж и вправду очень сильно изменился, и все в лучшую сторону. Один раз он домой приходит, а она ему: «Твой Бог — Истинный, и я тоже стану христианкой!» Покрестилась, а потом они со Степой повенчались, и все стало у них слава Богу! Тут бы и истории конец, да только это еще цветочки.

    Думал-думал Степа, как бы ему Богу угодить, и решил в родном Исетске храм построить. А то как на родину ни приедет — четыре деревни вокруг, а кресты только на могилах. Все храмы большевики уничтожили, а новые никто не строит. Вот Степа и решил это недоразумение исправить. И надо такому случиться, что землю под храм выделили ему ни где-нибудь, а прямо на территории районной больницы, куда народ со всего края ездит! Церковь построили деревянную, светлую, праздничную, теплую как на картинке! Освятили в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы. Бабушки деревенские ее половичками домоткаными да цветами украсили — любо-дорого! Народ сюда с утра до ночи валит: и крестины, и венчания, и отпевания — все тут. Степа при храме трапезную завел с двумя огромными самоварами, чтобы после службы чаи с пирогами и вареньем пить, и гостиницу в придачу — чтобы приезжим было, где остановиться. Община у них образовалась просто замечательная! Все друг друга знают, все друг о друге заботятся. Если кто заболеет — ходят, помогают. На праздниках все вместе радуются. Был я у них, очень мне там понравилось. Даже потом уезжать не хотелось.

    Читайте так же:  Утренние молитвы короткие

    Старец Николай Гурьянов: «Помоги мне, Боже, крест свой донести»

    Но когда-то все обстояло иначе: батюшка принадлежал к поколению исповедников, претерпевших за веру и преданность Богу притеснения от властей, тюремные и лагерные заключения и ссылки. А после освобождения целые годы провел в безвестности, трудах и молитве на отдаленном рыбацком острове. Отец Николай не оставил обширного духовного наследия, трудов по аскетике или по богословию, но его краткие слова и простые наставления одинаково трогают сердца «простецов» и «мудрецов». Для многих и многих он стал тем человеком, с которого начинается путь к Богу.

    В один из дней в конце мая, по одним сведениям в 1909-м, а по другим – в 1910-м году, в селе Чудские Заходы Гдовского уезда Санкт-Петербургской губернии в благочестивой купеческой семье родился мальчик, нареченный в крещении Николаем в честь одного из самых почитаемых в России святых — Святителя Николая Мирликийского-Чудотворца. Был он третьим сыном в семье, и как будто, ничем не отличался от старших братьев, но именно ему был уготован путь особый. — Пройдут годы, и он окажется в ряду чудом выживших в 20-е – 30-е гг. православных священников. Схиархимандрит Захария из Троице-Сергиевой Лавры и схиархиепископ Антоний (Абашидзе) из Киево-Печерского монастыря, московский старец — святой праведный Алексий Мечев и архимандрит Серафим (Тяпочкин), преподобномученик Амфилохий Почаевский и недавно почивший архимандрит Иоанн (Крестьянкин), — вот только наиболее известные из них. Все они разделили удел исповедников и были удостоены Богом высоких духовных дарований. Их прозорливость — способность предсказывать события будущей жизни, а порой — и знание о прошлом людей и совершенных ими ошибках, дар исцеления и изгнания нечистых духов — привлекали к ним верующих со всех концов России.

    «Между верой и благополучием»

    Сохранились свидетельства о том, что в молодости Николай Гурьянов отличался достаточно сильным характером, и ему требовались усилия, чтобы научиться владеть собой. Но именно на нем остановился однажды взгляд отца, неожиданно обратившегося к его матери со словами: «Екатеринушка, как эти (старшие дети) — не знаю, а этот — тебя доглядит». Отец Николая Гурьянова умер молодым, все братья погибли во время Великой Отечественной войны. Ему же предстоял путь священства и несение заботы не только о престарелой матери, но и о десятках духовных детей, и о сотнях паломников, приезжавших к нему издалека.

    Личный выбор Николая между верой и относительным спокойствием, которое сталинская государственная система обещала тем, кто готов был следовать установленным нормам, состоялся еще до начала массовых репрессий — когда он был студентом Ленинградского Педагогического института. В 1929 г. Студент Гурьянов был отчислен с первого курса за то, что позволил себе высказаться против закрытия одного из храмов. Путь к высшему образованию оказался для него, таким образом, закрыт, несмотря на то, что он успешно окончил в 1928 г. Гатчинский педагогический техникум. Вернувшись на родину, Николай служил псаломщиком в церкви, преподавал математику, физику и биологию в школе. В 1930-х годах последовал арест. Заключение в «Крестах», ссылка в лагерь под Киевом, а затем — на поселение в Сыктывкар — составили основные вехи его исповеднического пути.

    Условия содержания заключенных были чудовищны. В Заполярье Николай оказался среди тех, кто прокладывал железную дорогу. Годы спустя батюшка вспоминал ту ночь, когда ему пришлось долгие часы стоять в воде и в ледяном крошеве вместе с другими заключенными. Бесконечной показалась эта ночь страданий. Поддерживала его молитва. А наутро, пришедшие охранники обнаружили, что он оказался единственным, кто остался жив.

    Из-за болезни ног, поврежденных в заключении, Николай Алексеевич не был мобилизован в годы войны. После лагеря он преподавал в школах Тосненского района, а после оккупации Гдовского района, был перемещен в Прибалтику. В годы войны в его жизни состоялось событие, определившее всю его последующую судьбу. — Подготовленный пережитыми испытаниями к «тесному пути» служителя Церкви, 15 февраля 1942 г. в Риге, в праздник Сретения Господня, он принимает сан священника. Первое время он служил в храмах и монастырях Прибалтики, а в 1958 г. по откровению одного из старцев, указавших ему место его будущего служения, ходатайствовал о переводе на уединенный рыбацкий остров Талабск (более известный под названием рыболовецкого колхоза им. Залита). Здесь отец Николай провел сорок лет жизни и пастырского служения.

    Приехав сюда никому не известным священником, возбуждавшим подозрения у неверующего населения, через несколько лет он снискал искреннее и глубокое уважение рыбаков. Поселившись вместе с матерью в самом крошечном домике на окраине поселка, он служил один, своими силами ремонтировал церковь, латал и перекрывал кровлю, пек просфоры, а в свободное время, не ожидая просьбы о помощи, появлялся на пороге домов тех, кто больше всего нуждался в поддержке. Семьи рыбаков подолгу оставались без кормильцев. Незлобивый и кроткий, батюшка выполнял работы по хозяйству, оставался с детьми, помогал престарелым и немощным. Многие с благодарностью вспоминали потом его заботу о семьях, где хозяин выпивал. Отец Николай мог, например, вынуть бутылку у пошатывающегося мужичка и тут же разбить ее: его тихое слово, покорно принимали люди, казавшиеся безнадежно опустившимися.

    В первые годы было и тяжело. Порой подступало уныние: годами он служил в пустом храме. Приходила и мысль уехать с этой тяжелой земли. Но однажды, когда вещи были уже уложены, его остановил детский голос — крошечный ребенок, почувствовав его грусть, вдруг горячо попросил его не уезжать. Батюшка принял детские слова, как изъявление воли Божией и напоминание об указании служить здесь, данном ему через старца.

    Шло время — отец Николай терпеливо продолжал нести свой крест. Через несколько десятков лет, Талабск, представлявший собой в момент его приезда пустынный островок, покрылся садиками и островками зелени, которые батюшка высаживал и заботливо поддерживал, таская по сотне ведер воды с озера. Озеленение острова было особым его подвигом. С материка и из паломнических поездок, он привозил саженцы, составившие знаменитый «сад памяти», напоминавший ему о местах его заключения. Он почти не спал: днем служил и работал, а ночью молился.

    Наконец, «сухая почва» дала всходы. Отношение рыбаков к батюшке обнаружил следующий эпизод: когда одна жительница поселка под давлением уполномоченных написала донос на отца Николая, грозивший ему новым заключением, рыбаки выразили ей единодушное порицание — никто из вернувшихся с лова не положил по обычаю на ее тарелку рыбы. С этого времени в церковь потянулся народ. Тогда, в 60-е годы, во время усиления гонения на храмы, к отцу Николаю пожаловали представители местной власти, разговаривая очень грубо и пообещав на следующий день вернуться за ним. Батюшка всю ночь простоял на молитве, а наутро на озере поднялась страшная буря, которая не утихала в течение трех дней. Талабск стал недоступен. После того, как буря стихла, об отце Николая как-то забыли и больше не трогали.

    Читайте так же:  Армянские молитва на армянском

    Старчество

    В 70- е годы к отцу Николаю на остров стали приезжать люди со всей страны — его начали почитать, как старца. Не только церковные люди тянулись к нему, но и падшие души, чувствуя тепло его сердца. Некогда забытый всеми, порой, он не знал ни минуты покоя от посетителей, и чуждый мирской славе только потихоньку сетовал: «Ах, если бы вы в церковь так бежали, как за мной бегайте!». Его духовные дары не могли остаться незамеченными: он называл незнакомых людей по имени, приоткрывал забытые грехи, предупреждал о возможных опасностях, наставлял, помогал изменить жизнь, устроить ее на началах христианских, вымаливал тяжелобольных.

    Сохранились свидетельства того, что по молитвам батюшки, ему открывалась судьба людей, пропавших без вести. В 90-е гг. известный на всю страну Печерский старец — архимандрит Иоанн (Крестьянкин) свидетельствовал об отце Николае, что он является «единственным, по-настоящему, прозорливым старцем на территории бывшего СССР». Он знал произволение Божие о человеке, многих направлял по кратчайшему пути, ведущему ко спасению.

    Батюшка был чужд человекоугодия. Принимал не всех. Некоторых и разворачивал со словами: «Ты зачем сюда пришла?». К нему побаивались ездить даже маститые священники. Отец Николай обличал. Известен случай, когда к нему приехали двое гостей в дорогих облачениях, имевшие весьма внушительный вид. Окадив их со словами:

    «Сижу я на боцке (на бочке),
    А под боцкой мышка.
    Мой миленок — комсомолец,
    А я коммунистка…»

    — старец невозмутимо продолжал службу. Иногда он довольно ощутимо постукивал пришедших к нему по щеке или по лбу: таким образом, он отгонял нечистых духов, которых ему дано было видеть воочию. Но когда он «побивал», на него никто не обижался, потому, что во всем чувствовалась любовь. Батюшка приучал людей следить за собой, за своими помыслами, проверяя себя: в вере ли ты? На вопрос, как жить, он отвечал: «Жить так, словно ты завтра умрешь».

    Как, в какой форме ему открывалось то, что сокрыто — тайна Божия, но бывали такие вот случаи. Матушка К., приехавшая к нему издалека, с Урала, шла к старцу с трепетом — после перенесенной травмы мучили головные боли, да так сильно, что она боялась потерять рассудок. Что произнесет батюшка? К чему готовится? Долго ли осталось жить? — А старец посмотрел на нее внимательно, ласково, взял за плечи и произнес: «Поносишь еще платьице-то, поносишь…». По простоте смысл слов поняла не сразу, только, как ребенок, отозвалась на ласку и ободрение. А уж, когда о. Николай помазал лоб маслицем, благословил на дорогу, на обратном пути догадалась: мол, «рано с телом прощаться. Поживешь еще».

    Удивительны бывали и его благословения. То в едва знакомых спутниках, он прозревал будущих мужа и жену, то в «младенце духовном» — будущую монахиню. Приехала как-то к старцу женщина, через «буреломы» и «колдобины» страданиями приведенная Богом в храм, поднятая чудом с одра болезни. И все, что знала-то она тогда о жизни во Христе, почерпнула из нескольких книг, среди которых оказалась и книга о подвижниках Кавказа. В душе — «рай» от сознания милости Божией к ней, и точного знания, куда, в каком направлении идти — к Господу, в Церковь — нашлась «монетка потерянная». А на глазах слезы, и слово «монашество» вымолвить страшно по недостоинству своему. А батюшка ей: «Ну, поезжай на Кавказ, поживи в горах, посмотри». Стояла, будто солнце в руки получила.

    Келейницы ей вслед: «Целуй калитку. Батюшка за все годы ни одного такого благословения не дал! Монахов туда не благословляет!» И до последнего, до исхода своего из жизни временной уже в монашеской мантии, вспоминала она, как все сложилось — и деньги Бог послал, и попутчиков, и проводника. И такой молитвы, как там, в горах, как она говорила, уже не было. Православное «детство» — радость, когда Господь укрепляет, поддерживает на каждом шагу, связано было для нее с о. Николаем Гурьяновым и его благословением.

    …Простые наставления старца о том, что надо трудиться, опасаться праздности, избегать пристрастия к вину, любить ближних и по заповеди, быть всем, как слуга, доходили даже до сердец людей, запутавшихся в жизненных обстоятельствах и ожесточенных. Молитвы и акафисты, которые батюшка распевал тоненьким слабым голоском, разошедшиеся в записях, воспоминания о нем духовных детей, его фотографии и сегодня напоминают об этом замечательном священнике, пронесшем крест своего служения до самого конца. Уже тяжело больной, он наотрез отказался покинуть место своего служения и перейти на покой в один из монастырей, ради приезжавших к нему тысяч людей. Пожалуй, одним из самых известных стало одно из последних напутствий православным христианам: «Верующий человек, он должен любвеобильно относиться ко всему, что его окружает. Любвеобильно!».

    МОЛИТВА ПО СОГЛАШЕНИЮ

    Это молитва, которую благословлял читать о.Николай Гурьянов:

    Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, Ты бо рекл еси пречистыми усты Твоими:

    «Аминь глаголю вам, яко аще двое от вас совещаются на земли о всякой вещи, ея же аще просите, будете иметь от Отца Моего Иже на небесех: где же два или трое собрались во имя Мое, ту есмь Аз посреде их».

    Непреложны словеса Твоя, Господи, милосердие Твое безприкладно и человеколюбию Твоему несть конца. Сего ради молим Тя:

    Даруй нам, рабам твоим, всем православным христианам, согласившимся просить Тя о скорби нашей, за страждущую страну нашу Российскую и чад Церкви Православныя.

    Боже великий и дивный, каяйся о злобах человеческих, возводяй низверженныя и утверждаяй ниспадающия, не отрини наши молитвы и воздыхания сердечныя в сие время тяжкое против смертоносного и богомерзкого духа антихристова, силящегося запечатлеть народ наш на служение себе, и отвергнуть нас от благодати Тебе Бога Живаго и Истинного. Да не будет сего, Боже наш!!

    Помяни, Господи, милости, яже показал еси отцем нашим, разрушь коварство диавола, восстающего на ны. Силою Креста Твоего даруй всем нам духа премудрости и страха Божия, духа крепости и благочестия, да не погибнем обольщенные лукавством сатанинским.

    Воздвигни нам мужей силы и разума, да не возмогут противиться вси противляющиеся нам.

    Восстави нам, Боже, престол православных царей, да поставлен будет удерживающий всякое зло и неправду, умножившуюся в стране нашей.

    Господи Боже, Спасителю наш, сердцем сокрушенным к Тебе припадая, просим Тя:

    обольщенныя обрати и на путь правый настави, малодушныя укрепи, маловерныя просвети, и духом Твоея ревности воспламени, да не погибнем от сетей вражиих. Сего ради к Тебе прибегаем, яко Ты еси Бог наш и разве Тебе инаго не вемы.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Припадая, стеняще вопием Ти, Боже наш, о исполнении сего прошения нашего. Но обаче не якоже мы хотим, но якоже Ты.

    Молитва к Николаю гурьянову
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here